Hobbit (Хоббит)

From OldThings Wiki
Revision as of 12:40, 8 September 2013 by 95.139.43.169 (talk)

(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Jump to: navigation, search

<bitext lang="en" trans="ru"> John Ronald Reuel Tolkien [Джон Рональд Руэл Толкиен] The Hobbit [Хоббит]

Chapter 1. An Unexpected Party [Глава 1. Неожиданные гости]

In a hole in the ground [в норе под землей: «в земле»; hole — дыра, отверстие] there lived a hobbit [жил-был хоббит]. Not a nasty, dirty, wet hole [не в отвратительной, грязной, мокрой норе], filled with the ends of worms [заполненной хвостами червей; end — конец, край] and an oozy smell [и затхлым запахом тины; oozy — илистый, влажный], nor yet a dry, bare, sandy hole [но и не в сухой, голой, песчаной норе] with nothing in it to sit down on [в которой нет ничего, на чем /можно/ посидеть] or to eat [или /что можно/ съесть]: it was a hobbit-hole [это была нора хоббита], and that means comfort [а это значит — комфортная /нора/; comfort — утешение, успокоение; уют].

It had a perfectly round door [у нее была совершенно круглая дверь] like a porthole [как иллюминатор], painted green [выкрашенная в зеленый цвет], with a shiny yellow brass knob [с отполированной желтой медной круглой ручкой; shiny — ясный, солнечный, начищенный] in the exact middle [точно по середине]. The door opened on [дверь открывалась /и вела/; to open on — вести куда-либо /о двери/] to a tube-shaped hall [в зал, в форме трубы] like a tunnel [похожий на туннель]: a very comfortable tunnel [в очень благоустроенный туннель] without smoke [без копоти; smoke — дым, курение], with panelled walls [с обшитыми панелями стенами], and floors tiled and carpeted [и полом, покрытым кафельной плиткой и ковром], provided with polished chairs [обставленный полированными стульями; to provide with — снабжать, обеспечивать], and lots and lots of pegs for hats and coats [и с множеством и множеством крючков для шляп и пальто] — the hobbit was fond of visitors [хоббит очень любил гостей].

The tunnel wound on and on [туннель продолжал виться и виться; on — зд. указывает на продолжение действия], going fairly but not quite straight [ведя почти что, но не совсем прямо] into the side of the hill [в сторону холма] — The Hill [Холма], as all the people for many miles round called it [как все люди на много миль вокруг называли его] — and many little round doors [и много маленьких круглых дверей] opened out of it [открывались наружу /из него/], first on one side [сперва по одной стороне] and then on another [и затем по другой]. No going upstairs for the hobbit [никаких хождений вверх /по лестнице/ для хоббита]: bedrooms [спальные комнаты], bathrooms [ванные комнаты], cellars [погреба], pantries [кладовые для провизии] [lots of these [множество кладовых: «таковых»]], wardrobes [гардеробные] [he had whole rooms devoted to clothes [у него были целые комнаты, предназначенные для одежды; to devote — посвящать, отдавать целиком]], kitchens [кухни], dining-rooms [столовые], all were on the same floor [все были расположены на одном и том же этаже], and indeed on the same passage [и уж конечно, в одном и том же проходе]. The best rooms were all on the left-hand side [все самые лучшие комнаты были с левой стороны] [going in [со стороны входа]], for these were the only ones [так как это были единственные комнаты] to have windows [в которых были окна], deep-set round windows [глубоко посаженные круглые окошки] looking over his garden [входящие на его сад] and meadows beyond [и луга за ним], sloping down to the river [спускающиеся к реке].

This hobbit was a very well-to-do hobbit [этот самый хоббит был очень обеспеченным хоббитом], and his name was Baggins [и фамилия его была Бэггинс]. The Bagginses had lived in the neighbourhood of The Hill [семья Бэггинсов жила в окрестностях Холма; neighbourhood—соседство, близость] for time out of mind [с незапамятных времен; mind — ум, разум], and people considered them very respectable [и люди считали их очень почтенными], not only because most of them were rich [и не только потому, что большинство из них были богаты], but also because they never had any adventures [но также и потому, что они никогда не участвовали ни в каких приключениях] or did anything unexpected [или /никогда не/ делали ничего неожиданного]: you could tell what a Baggins would say [можно было сказать, что ответит один из Бэггинсов] on any question [на любой вопрос] without the bother of asking him [не утруждаясь даже спросить его; bother — беспокойство, хлопоты]. This is a story [эта история о том] of how a Baggins had an adventure [как Бэггинс попал в приключения], found himself [и обнаружил внезапно, что он; to find oneself doing smth. — сделать что-либо неожиданно для себя самого] doing and saying things altogether unexpected [делает и говорит совершенно неожиданные вещи]. He may have lost the neighbours’ respect [он, может быть, и потерял уважение соседей], but he gained [но он приобрел] — well, you will see [ну, вы сами увидите] whether he gained anything in the end [приобрел ли он что-нибудь в конце концов].

The mother of our particular hobbit [мать нашего этого хоббита; particular — особый, специфический] — what is a hobbit [а что такое хоббит]? I suppose hobbits need some description nowadays [я полагаю, что хоббитам необходимо /дать/ небольшое описание в наши дни], since they have become rare [так как они стали редкостью] and shy of the Big People [и стесняются Высокого Народа; big — большой, крупный], as they call us [как они называют нас]. They are [они /есть/] [or were [или были]] a little people [приземистым народом; little — маленький, небольшой, короткий], about half our height [где-то вполовину нашего роста], and smaller than the bearded Dwarves [и меньше, чем бородатые Гномы]. Hobbits have no beards [у хоббитов нет бороды]. There is little or no magic about them [в них мало, а то и совсем нет никакой магии], except the ordinary everyday sort [за исключением обычной, повседневной разновидности /волшебства/; sort — вид, род, сорт] which helps them to disappear quietly and quickly [которое помогает им исчезать тихо и быстро] when large stupid folk like you and me [когда большие глупые люди, вроде тебя и меня] come blundering along [идут ощупью; blunder — грубая ошибка; промах; to blunder [along] — двигаться ощупью; спотыкаться], making a noise like elephants [и делают столько же шума, сколько слоны] which they can hear a mile off [и который они могут слышать за целую милю].

They are inclined to be fat in the stomach [они имеют склонность быть толстенькими в брюшке]; they dress in bright colours [они одеваются в одежду ярких цветов] [chiefly green and yellow [большей частью зеленого и желтого]]; wear no shoes [не носят обувь], because their feet [потому что на их ступнях] grow natural leathery soles [растут от природы кожистые подошвы] and thick warm brown hair [и густой теплый бурый мех: «каштановые волосы»; thick — толстый, жирный] like the stuff on their heads [как и мех: «волосы» на их головах; stuff — материал, вещество] [which is curly [который /еще и/ кудрявый]; have long clever brown fingers [у них: «/они/ имеют» длинные ловкие смуглые пальцы; clever — умный, талантливый, умелый], good-natured faces [добродушные лица], and laugh deep fruity laughs [и смеются /они/ глубоким сочным смехом; fruity — фруктовый] [especially after dinner [особенно после обеда], which they have twice a day [который у них два раза в день] when they can get it [когда они могут его добыть]]. Now you know enough [теперь вы знаете достаточно] to go on with [чтобы продолжать].

As I was saying [как я говорил], the mother of this hobbit [мать этого самого хоббита] — of Bilbo Baggins, that is [Бильбо Бэггинса, то есть] — was the fabulous Belladonna Took [была легендарная Белладонна Тук], one of the three remarkable daughters of the Old Took [одна из трех замечательных дочерей Старого Тука], head of the hobbits [главы хоббитов] who lived across The Water [которые жили по ту сторону Воды], the small river [маленькой речки] that ran at the foot of The Hill [которая текла у подножия Холма; to run [ran, run] — бежать, гнать; foot [feet] — нога, ступня, основание]. It was often said [часто поговаривали] [in other families [в других семьях]] that long ago [что давным-давно] one of the Took ancestors [один из предков семейства Туков] must have taken a fairy wife [должно быть, взял в жены волшебницу]. That was, of course, absurd [это было, конечно же, нелепо], but certainly there was still [но, несомненно, было все-таки] something not entirely hobbit-like about them [что-то не совсем хоббитовское: «похожее на хоббитов» в них], — and once in a while [и, время от времени] members of the Took-clan would go and have adventures [члены клана Туков отправлялись и искали: «имели» приключения]. They discreetly disappeared [они незаметно: «обдуманно, осмотрительно» исчезали], and the family hushed it up [и /их/ семья заминала этот /факт/; to hush — водворять тишину, успокаивать]; but the fact remained [но факт оставался фактом] that the Tooks were not as respectable as the Bagginses [что семейство Туков не было таким же почтенным, как семейство Бэггинсов], though they were undoubtedly richer [хотя они были, вне всякого сомнения, богаче].

Not that Belladonna Took ever had any adventures [не то чтобы у Белладонны Тук случились какие-нибудь приключения] after she became Mrs. Bungo Baggins [после того, как она стала миссис Банго Бэггинс]. Bungo, that was Bilbo’s father [Банго, который был отцом Бильбо], built the most luxurious hobbit-hole for her [построил самую что ни на есть роскошную хоббитовскую нору для нее] [and partly with her money [и частично на ее деньги]] that was to be found [которую можно было обнаружить] either under The Hill [либо под Холмом] or over The Hill [или за Холмом] or across The Water [или по ту сторону Воды], and there they remained to the end of their days [и там они оставались до конца своих дней]. Still it is probable [однако, возможно] that Bilbo, her only son [что Бильбо, ее единственный сын], although he looked and behaved [хотя он выглядел и вел себя] exactly like a second edition [совсем как точная копия: «второе издание»] of his solid and comfortable father [его солидного и спокойного отца; comfortable—удобный, довольный; спокойный], got something a bit queer [получил что-то чуть-чуть странное] in his makeup [во внешности и характере; make-up — состав, конституция] from the Took side [со стороны семейства Туков], something that only waited for a chance to come out [что-то, что только и ждало шанса, чтобы выйти наружу]. The chance never arrived [шанс так никогда и не представился; to arrive — прибывать, приезжать, приходить], until Bilbo Baggins was grown up [до тех пор, пока Бильбо Бэггинс не вырос], being about fifty years old or so [/ему/ было почти пятьдесят лет или около того], and living in the beautiful hobbit-hole [и жил /он/ в прекрасной хоббитовской норе] built by his father [построенной его отцом], which I have just described for you [которую я только что описал для вас], until he had in fact apparently settled down immovably [до тех самых пор, когда он, на самом деле, явно не остепенился: «осел» недвижимо/непоколебимо; to move — двигать].

By some curious chance [по какому-то странному случаю] one morning long ago [однажды утром, давным-давно] in the quiet of the world [в тишине того мира], when there was less noise and more green [когда было меньше шума и больше зелени], and the hobbits were still numerous and prosperous [и хоббиты были все еще многочисленны и процветали], and Bilbo Baggins was standing at his door after breakfast [и Бильбо Бэггинс стоял у своей двери после завтрака] smoking an enormous long wooden pipe [куря чрезвычайно длинную деревянную трубку; enormous — громадный] that reached nearly down to his woolly toes [которая почти достигала до его мохнатых пальцев ног] [neatly brushed [/которые были/ аккуратно причесаны /щеткой/]] — Gandalf came by [зашел Гэндальф].

Gandalf! If you had heard [если бы вы слышали] only a quarter of what I have heard about him [только четверть из того, что я слышал о нем], and I have only heard very little [а я слышал только очень маленькую часть] of all there is to hear [из всего того, что можно было услышать], you would be prepared [то вы были бы готовы] for any sort of remarkable tale [к любой разновидности замечательной истории]. Tales and adventures [истории и приключения] sprouted up all over the place [давали побеги по всей округе; place — место; город] wherever he went [куда бы он ни шел], in the most extraordinary fashion [самым необыкновенным образом]. He had not been down that way [он не был здесь, на этом пути] under The Hill [под Холмом] for ages and ages [уже много-много лет; age — возраст; период времени, эпоха], not since his friend [с тех самых пор, когда его друг] the Old Took died [Старый Тук умер], in fact [на самом-то деле], and the hobbits had almost forgotten [и хоббиты уже почти забыли] what he looked like [как он выглядел]. He had been away [он уехал; to be away — отсутствовать] over The Hill and across The Water [за Холм и по ту сторону Воды] on business of his own [по своему личному делу] since they were all small hobbit-boys and hobbit-girls [с тех самых пор, когда они все были маленькими хоббитами-мальчиками и хоббитами-девочками].

All that the unsuspecting Bilbo saw that morning [все, что неподозревающий Бильбо увидел в то утро] was an old man with a staff [был какой-то старик с посохом]. He had a tall pointed blue hat [на нем была высокая остроконечная синяя шляпа], a long grey cloak [длинная серая накидка], a silver scarf [серебристый шарф] over which [над которым] a white beard hung down [белая борода свисала /вниз/] below his waist [ниже /его/ пояса; waist — талия], and immense black boots [и огромные черные башмаки].

“Good morning [доброе утро]!” said Bilbo [сказал Бильбо], and he meant it [и именно это он и имел в виду]. The sun was shining [солнце светило], and the grass was very green [и трава была очень зеленой]. But Gandalf looked at him [но Гэндальф взглянул на него] from under long bushy eyebrows [из-под длинных кустистых бровей] that stuck out further than the brim of his shady hat [которые выступали вперед дальше, чем край его шляпы с широкими полями; shady — тенистый; shade — тень].

“What do you mean [что вы имеете в виду]?” he said [сказал он]. “Do you wish me a good morning [вы желаете мне доброго утра], or mean that it is a good morning [или вы считаете, что это утро доброе] whether I want not [хочу я этого или нет]; or that you feel good this morning [или то, что вы чувствуете себя хорошо сегодня утром]; or that it is morning to be good on [или что это утро, в которое надо быть добрым]?”

“All of them at once [все это: «все из них» одновременно], ” said Bilbo [сказал Бильбо]. “And a very fine morning [и очень хорошее утро] for a pipe of tobacco [для трубочки табаку] out of doors [на открытом воздухе; door — дверь], into the bargain [в придачу; bargain — торговая сделка]. If you have a pipe about you [если у вас с собой есть трубка], sit down [присаживайтесь] and have a fill of mine [и возьмите щепотку моего /табака/]! There’s no hurry [некуда торопиться: «нет спешки»], we have all the day before us [у нас впереди целый день]!”

Then Bilbo sat down on a seat by his door [затем Бильбо присел на стульчик у своей двери], crossed his legs [скрестил ноги], and blew out a beautiful grey ring of smoke [и выдохнул прекрасное серое колечко дыма] that sailed up into the air [которое поплыло вверх в воздухе] without breaking [не разорвавшись; to break — ломать [ся], разбивать [ся] ] and floated away over The Hill [и уплыло вдаль, за Холм].

“Very pretty [очень мило]!” said Gandalf [сказал Гэндальф]. “But I have no time [но у меня нет времени] to blow smoke-rings this morning [чтобы выдувать колечки дыма этим утром]. I am looking for someone [я ищу кого-нибудь] to share in an adventure [/кто бы/ разделил со мной приключение] that I am arranging [которое я организую], and it’s very difficult to find anyone [и очень трудно найти кого-нибудь]. ”

“I should think so [еще бы: «я бы подумал так»] — in these parts [в этих-то краях; part — часть, доля, сторона]! We are plain quiet folk [мы обычные тихие люди] and have no use for adventures [и не нуждаемся в приключениях; use — применение, цель, польза]. Nasty disturbing uncomfortable things [/в этих/ отвратительных, тревожных, неуютных событиях]! Make you late for dinner [заставляют тебя опаздывать к обеду]! I can’t think what anybody sees in them [не могу понять, что кто-то видит в них /путного/], ” said our Mr. Baggins [сказал наш мистер Бэггинс], and stuck one thumb behind his braces [и засунул /один/ большой палец за свои подтяжки], and blew out another even bigger smoke-ring [и выдул другое, даже еще большее колечко дыма]. Then he took out his morning letters [затем он достал свою утреннею почту; letter — письмо], and began to read [и начал читать], pretending to take no more notice of the old man [притворяясь, что не обращает больше никакого внимания на старика]. He had decided [он уже решил] that he was not quite his sort [что он был не совсем в его вкусе: «не совсем его сорта»], and wanted him to go away [и он хотел, чтобы тот ушел]. But the old man did not move [но старик не двигался]. He stood leaning on his stick [он стоял, опираясь на свою палку] and gazing at the hobbit [и смотря пристально на хоббита] without saying anything [ничего не говоря /при этом/], till Bilbo got quite uncomfortable [до тех пор, пока Бильбо стало совсем не по себе; uncomfortable — неудобный] and even a little cross [и /он/ даже слегка рассердился; cross—поперечный; раздраженный, злой].

“Good morning [доброе утро]!” he said at last [сказал он наконец]. “We don’t want any adventures here, thank you [не нужны нам здесь никакие приключения, спасибо]! You might try over The Hill [вы можете попытаться за Холмом] or across The Water [или по ту сторону Воды]. ” By this he meant [этим он имел в виду] that the conversation was at an end [что разговор подошел к концу].

“What a lot of things [для какого большого количества ситуаций] you do use Good morning for [вы действительно используете «Доброе утро»]!” said Gandalf [сказал Гэндальф]. “Now you mean [теперь вы имели в виду] that you want to get rid of me [что вы хотите избавиться от меня], and that it won’t be good [и что оно /утро/ не будут добрым] till I move off [до тех пор, пока я не уберусь]. ”

“Not at all [вовсе нет], not at all [ничуть], my dear sir [глубокоуважаемый сэр; dear — дорогой, милый]! Let me see [постойте; to see — видеть, смотреть], I don’t think I know your name [я не уверен, знаю ли я ваше имя]?”

“Yes, yes, my dear sir [да /знаете/, да, глубокоуважаемый сэр] — and I do know your name [и я точно знаю ваше имя], Mr. Bilbo Baggins [мистер Бильбо Бэггинс]. And you do know my name [и вы точно знаете мое имя], though you don’t remember that I belong to it [хотя вы и не помните, что оно принадлежит мне: «я принадлежу ему»]. I am Gandalf [я — Гэндальф], and Gandalf means me [а Гэндальф это и есть я: «это и значит я»]! To think [подумать только] that I should have lived [что я доживу] to be good-morninged by Belladonna Took’s son [до того, чтобы мне «доброутровствовал»= говорил на разные лады

«Доброе утро» сын Белладонны Тук], as if I was selling buttons at the door [как будто я тут торгую пуговицами у ворот]!”

“Gandalf, Gandalf! Good gracious me [Боже правый; gracious — милостивый]! Not the wandering wizard [не тот ли самый странствующий волшебник] that gave Old Took a pair of magic diamond studs [который подарил Старому Туку пару волшебных бриллиантовых запонок] that fastened themselves [которые сами застегивались; to fasten — связывать, скреплять] and never came undone till ordered [и никогда не расстегивались, пока им не прикажешь]? Not the fellow [не тот ли самый человек] who used to tell such wonderful tales at parties [который, бывало, рассказывал такие удивительные истории в гостях; party — отряд, компания; вечеринка], about dragons and goblins and giants [о драконах, и гоблинах, и великанах] and the rescue of princesses [и о спасении принцесс] and the unexpected luck of widows’ sons [и о неожиданной удаче вдовьих сынов]? Not the man that used to make [не тот ли самый человек, который, бывало, устраивал] such particularly excellent fireworks [такие особенно великолепные фейерверки]! I remember those [я их помню]! Old Took used to have them on Midsummer’s Eve [Старый Тук, бывало, устраивал их в канун /дня/ Летнего солнцестояния: «середины лета»]. Splendid [блестяще]! They used to go up [они, бывало, поднимались /так высоко/] like great lilies [как огромные лилии] and snapdragons [и львиный зев] and laburnums [и ракитник-золотой дождь] of fire [из огня] and hang in the twilight all evening [и висели в сумерках весь вечер]!”

You have noticed already [вы уже заметили] that Mr. Baggins was not quite so prosy [что мистер Бэггинс не был уж таким прозаичным] as he liked to believe [как ему хотелось верить], also that he was very fond of flowers [а также, что ему очень нравились цветы].

“Dear me [Боже мой]!” he went on [продолжал он]. “Not the Gandalf who was responsible [не тот ли самый Гэндальф, благодаря которому; responsible — ответственный] for so many quiet lads and lasses [так много спокойных пареньков и девчушек] going off into the Blue [затерялись неизвестно где; blue — синий цвет] for mad adventures [в поисках безрассудных приключений]. Anything from climbing trees [любых /приключений/ — от лазанья по деревьям] to visiting Elves [до походов в гости к Эльфам] — or sailing in ships [или плавания на кораблях], sailing to other shores [плавания к другим берегам]! Bless me [ей-богу; to bless — благословлять, славословить], life used to be quite inter [а жизнь-то была очень интерес…] — I mean [я имею в виду], you used to upset things badly [что вы чрезвычайно нарушали порядок; to upset — опрокидывать, расстраивать] in these parts [в этих краях] once upon a time [давным-давно]. I beg your pardon [прошу прощения], but I had no idea [но я и понятия не имел] you were still in business [что вы все еще при деле]. ”

“Where else should I be [а где же еще я должен быть]?” said the wizard [сказал волшебник]. “All the same [тем не менее] I am pleased to find [мне приятно обнаружить] you remember something about me [что вы помните кое-что обо мне]. You seem to remember my fireworks kindly [вы, кажется, любезно помните мои фейерверки], at any rate [во всяком случае], land that is not without hope [это значит, что все не так безнадежно: «страна/земля не без надежды»; land — земля, страна]. Indeed for your old grand-father Took’s sake [безусловно, ради вашего старого деда Тука], and for the sake of poor Belladonna [и ради бедной Белладонны], I will give you what you asked for [я дам вам то, о чем вы просили]. ”

“I beg your pardon [прошу прощения], I haven’t asked for anything [я ни о чем не просил]!”

“Yes, you have [да, просили]! Twice now [теперь уже дважды]. My pardon [моего прощения]. I give it you [я даю его вам]. In fact [на самом деле] I will go so far as to send you on this adventure [я даже пойду дальше, и отправлю вас на это приключение]. Very amusing for me [очень забавное /приключение/ для меня], very good for you [очень хорошее для вас] and profitable too [и очень прибыльное, к тому же], very likely [очень вероятно], if you ever get over it [если только вы доберетесь до его конца; togetover—закончить, разделаться]. ”

“Sorry [извините]! I don’t want any adventures, thank you [я не хочу никаких приключений, благодарю]. Not today [не сегодня]. Good morning [доброго утра]! But please come to tea [но, будьте добры, заходите к чаю] — any time you like [в любое время, какое вы захотите]! Why not tomorrow [почему бы и не завтра]? Come tomorrow [приходите завтра]! Good-bye [до свидания]!”

With that the hobbit turned [на этом хоббит повернулся] and scuttled inside his round green door [и поспешно скрылся за своей круглой зеленой дверью; inside — внутрь], and shut it [и закрыл ее] as quickly as he dared [так быстро, как он только посмел], not to be seen rude [чтобы не выглядеть грубым]. Wizards after all are wizards [волшебники, в конце-то концов, все же волшебники].

“What on earth did I ask him to tea for [чего это ради я позвал его к чаю; earth — земля; мир]!” he said to himself [сказал он сам себе], as he went to the pantry [когда он отправился в кладовку]. He had only just had breakfast [он только что позавтракал], but he thought a cake or two and a drink of something [но он подумал, что один или два кекса и какой-нибудь напиток] would do him good [пойдут ему на пользу] after his fright [после /его/ такого испуга]. Gandalf in the meantime [Гэндальф тем временем] was still standing outside the door [все еще стоял за дверью снаружи], and laughing long but quietly [и долго, но спокойно, смеялся]. After a while he stepped up [спустя некоторое время он сделал шаг вперед], and with the spike of his staff [и острием своего посоха] scratched a queer sign [нацарапал странный знак] on the hobbit’s beautiful green front-door [на красивой зеленой входной двери /дома/ хоббита]. Then he strode away [затем он ушел большими шагами; to stride — шагать /большими шагами/], just about the time [как раз в то самое время] when Bilbo was finishing his second cake [когда Бильбо доедал: «заканчивал» свой второй кекс] and beginning to think [и начинал думать] that he had escape adventures very well [что он очень удачно избежал приключений].

The next day [на следующий день] he had almost forgotten about Gandalf [он почти что забыл о Гэндальфе]. He did not remember things very well [он не очень-то хорошо /обычно/ запоминал вещи], unless he put them down [если он только не записывал их] on his Engagement Tablet [в свою записную книжку для встреч] like this [подобно этому]: Gandalf, tea, Wednesday [Гэндальф, чай, среда]. Yesterday he had been too flustered [вчера он был слишком взволнован] to do anything of the kind [чтобы сделать что-нибудь подобное]. Just before tea — time [как раз перед самым временем вечернего чая] there came a tremendous ring on the front-door bell [раздался оглушительный звонок дверного колокольчика; tremendous — жуткий, страшный, ужасный], and then he remembered [и тогда-то он вспомнил]! He rushed and put on the kettle [он кинулся и поставил /на огонь/ чайник], and put out another cup and saucer [и поставил /на стол/ еще одну чашку и блюдце] and an extra cake or two [и один или два /дополнительных/ кексов], and ran to the door [и побежал к двери].

“I am so sorry to keep you waiting [извините, что заставил вас ждать]!” he was going to say [собирался сказать он], when he saw that it was not Gandalf at all [когда он увидел, что это был совсем и не Гэндальф].

It was a dwarf [это был какой-то гном] with a blue beard [с синей бородой] tucked into a golden belt [заправленной за золотистый ремень], and very bright eyes [и очень яркими глазами] under his dark-green hood [под его темно—зеленым капюшоном]. As soon as the door was opened [как только дверь открылась], he pushed inside [он уверенно вошел внутрь; to push — толкать, пихать], just as if he had been expected [словно его-то и ожидали]. He hung his hooded cloak [он повесил свою накидку с капюшоном] on the nearest peg [на ближайший колышек], and [и] “Dwalin at your service [Двалин, к вашим услугам; service — услужение, работа]!” he said with a low bow [сказал он с низким поклоном].

“Bilbo Baggins at yours [Бильбо Бэггинс к вашим]!” said the hobbit [сказал хоббит], too surprised to ask any questions [слишком удивленный, чтобы задавать вопросы] for the moment [в данный момент]. When the silence that followed [когда тишина, которая последовала] had become uncomfortable [стала уже неловкой], he added [он добавил]: “I am just about to take tea [я как раз собираюсь пить чай]; pray come and have some with me [прошу вас, проходите и выпейте немного /чаю/ со мной]. ” A little stiff perhaps [/прозвучало/ немного сдержанно, возможно; stiff—тугой, негибкий, жесткий], but he meant it kindly [но он хотел /чтобы это звучало/ радушно]. And what would you do [а что бы вы сделали], if an uninvited dwarf [если незваный гном; to invite — приглашать] came and hung his things up in your hall [приходит и вешает свои вещи /на колышек/ в вашем зале] without a word of explanation [без малейшего слова объяснения]?

They had not been at table long [они не долго сидели за столом], in fact they had hardly reached the third cake [на самом деле, они едва добрались до третьего кекса], when there came another even louder ring at the bell [когда раздался другой, даже еще более громкий звон колокольчика].

“Excuse me [извините]!” said the hobbit [сказал хоббит], and off he went to the door [и отправился к двери].

“So you have got here at last [итак, вы все-таки добрались сюда, наконец—то]!” was what he was going to say to Gandalf this time [/было то/ вот что он собирался сказать Гэндальфу на этот раз]. But it was not Gandalf [но это был не Гэндальф]. Instead there was a very old-looking dwarf [вместо него там стоял очень старый гном; old-looking — выглядеть старым] on the step [на ступеньке] with a white beard [с белой бородой] and a scarlet hood [и алым капюшоном]; and he too hopped inside [и он тоже вскочил внутрь] as soon as the door was open [как только дверь распахнулась], just as if he had been invited [как будто его-то и приглашали].

“I see they have begun to arrive already [я вижу, что они уже начали прибывать], ” he said [сказал он] when he caught sight of Dwalin’s green hood [когда он заметил: «поймал вид» зеленый капюшон Двалина] hanging up [висящий /на колышке/; to catch — ловить]. He hung his red one next to it [он повесил свой красный капюшон радом с ним], and [и] “Balin at your service [Балин, к вашим услугам]!” he said with his hand on his breast [сказал он, приложив руку к своей груди: «со своей рукой на своей груди»].

“Thank you [спасибо]!” said Bilbo with a gasp [сказал Бильбо, задыхаясь от изумления; gasp — затрудненное дыхание, удушье]. It was not the correct thing to say [это было сказано невпопад: «это не было то, что нужно было сказать»; correct — правильный, верный], but they have begun to arrive [но /фраза/, что «они начали прибывать»] had flustered him badly [крайне взволновала его]. He liked visitors [он любил гостей], but he liked to know them [но ему нравилось, когда он знает их] before they arrived [до того, как они прибывали], and he preferred to ask them himself [и он предпочитал приглашать их сам]. He had a horrible thought [ему пришла ужасная мысль] that the cakes might run short [что кексы могут закончиться; to run short — истощаться, подходить к концу; to run — бежать; short — короткий], and then he [и тогда ему] — as the host [как хозяину]: he knew his duty [он знал свой долг] and stuck to it however painful [и придерживался его, каким бы мучительным /он ни был/] — he might have to go without [ему, возможно, придется обойтись без /кексов/].

“Come along in [заходите], and have some tea [и выпейте чаю]!” he managed to say [удалось ему сказать] after taking a deep breath [после глубокого вдоха].

“A little beer would suit me better [немного пива подошло бы мне лучше], if it is all the same to you [если вам все равно], my good sir [дорогой сэр], ” said Balin with the white beard [сказал Балин, с белой бородой]. “But I don’t mind some seed-cake [но я был бы не против и кекса с тмином], if you have any [если у вас есть такой]. ”

“Lots [в огромном количестве]!” Bilbo found himself answering [неожиданно для себя отвечал Бильбо], to his own surprise [к своему собственному удивлению]; and he found himself scuttling off [и он, к собственному удивлению, поспешно побежал], too [к тому же], to the cellar to fill a pint beer — mug [в погреб, чтобы наполнить пивную кружку объемом в пинту; pint — пинта, мера объема жидких и сыпучих тел = 0, 57 литра], and to the pantry [и в кладовую] to fetch two beautiful round seed-cakes [чтобы принести два прекрасных круглых кекса с тмином] which he had baked that afternoon [которые он испек тем же днем] for his after-supper morsel [для своего лакомого перекуса после ужина; morsel — маленький кусочек /пищи/; легкая закуска].

When he got back [когда он вернулся назад] Balin and Dwalin were talking at the table like old friends [Балин и Двалин разговаривали, сидя за столом, как старые друзья] [as a matter of fact they were brothers [на самом-то деле они были братья]]. Bilbo plumped down the beer and the cake in front of them [Бильбо плюхнул пиво и кекс перед ними /на стол/], when loud came a ring at the bell again [когда снова раздался громкий звон колокольчика], and then another ring [а затем и другой звон].

“Gandalf for certain this time [точно уж Гэндальф на этот раз], ” he thought as he puffed along the passage [думал он, пока пыхтел /и шагал/ по проходу]. But it was not [но это был не он]. It was two more dwarves [это было еще двое гномов], both with blue hoods [оба в синих капюшонах], silver belts [с серебряными ремнями], and yellow beards [и желтыми бородами]; and each of them carried a bag of tools and a spade [и каждый из них нес по мешку с инструментами и по лопате]. In they hopped [они шмыгнули внутрь], as soon as the door began to open [/сразу/, как только дверь начала открываться] — Bilbo was hardly surprised at all [Бильбо уже был едва ли удивлен = и не удивлен почти; hardly — едва ли, вряд ли; почти не].

“What can I do for you, my dwarves [чем я могу вам помочь, /любезные/ мои гномы]?” he said [сказал он]. “Kili at your service [Кили, к вашим услугам]!” said the one [сказал один]. “And Fili [и Фили]!” added the other [добавил другой]; and they both swept off their blue hoods and bowed [и они оба широким жестом сняли свои синие капюшоны и раскланялись; to sweep [swept] — мести].

“At yours and your family’s [к вашим /услугам/ и /услугам/ ваших семейств]!” replied Bilbo [ответил Бильбо], remembering his manners this time [помня о своих манерах на этот раз].

“Dwalin and Balin here already, I see [Двалин и Балин уже здесь, я так вижу], ” said Kili [сказал Кили]. “Let us join the throng [давайте присоединимся к компании; throng — толчея, толпа, куча]!”

“Throng [компания]!” thought Mr. Baggins [подумал мистер Бэггинс]. “I don’t like the sound of that [мне не нравится как это звучит; sound — звук]. I really must sit down for a minute [мне действительно необходимо присесть на минутку] and collect my wits [и собраться с мыслями; wits — ум, разум], and have a drink [и выпить чего-нибудь]. ”

He had only just had a sip [он только и выпил один глоточек] in the corner [/сидя/ в углу], while the four dwarves sat around the table [в то время, как четверо гномов сидели вокруг стола], and talked about mines and gold [и разговаривали о рудниках и золоте] and troubles with the goblins [и проблемах с гоблинами], and the depredations of dragons [и опустошительных налетах драконов], and lots of other things which he did not understand [и кучах других вещей, которых он не понимал], and did not want to [и не хотел понимать], for they sounded much too adventurous [из-за того, что они звучали очень уж рискованно] — when [когда], ding-dong-a-ling-dang [«динь-дон-и-линь-дан»], his bell rang again [снова зазвенел его колокольчик], as if some naughty little hobbit-boy [словно какой-то шаловливый маленький хоббит-мальчик] was trying to pull the handle off [пытался оторвать ручку].

“Someone at the door [кто-то у двери]!” he said, blinking [сказал он, моргая].

“Some four [кто-то вчетвером], I should say by the sound [я бы сказал по звуку], ” said Fili [сказал Фили]. “Besides [кроме того], we saw them coming along [мы видели, что они подходят] behind us in the distance [за нами, в отдалении]. ”

The poor little hobbit [бедный маленький хоббит] sat down in the hall [присел /на стул/ в холле] and put his head in his hands [и положил свою голову на свои руки], and wondered what had happened [и задумался, что же такое случилось], and what was going to happen [и что еще случится], and whether they would all stay to supper [и останутся ли они все к ужину]. Then the bell rang again louder than ever [затем колокольчик зазвенел снова, громче, чем когда бы то ни было], and he had to run to the door [и он побежал к двери]. It was not four after all [это была не четверка, в конце концов], it was FIVE [это была пятерка /гномов/]. Another dwarf had come along [еще один гном подошел] while he was wondering in the hall [пока он размышлял в холле]. He had hardly turned the knob [он едва повернул круглую ручку], before they were all inside [до того, как они все оказались внутри], bowing and saying “at your service” one after another [кланяясь и говоря "к вашим услугам", один за другим]. Dori [Дори], Nori [Нори], Ori [Ори], Oin [Ойн], and Gloin [и Глойн] were their names [были их имена]; and very soon two purple hoods [и очень скоро два пурпурных капюшона], a grey hood [серый капюшон], a brown hood [коричневый капюшон], and a white hood [и белый капюшон] were hanging on the pegs [висели на колышках], and off they marched [и все они промаршировали /из прихожей/] with their broad hands stuck in their gold and silver belts [их широкие ладони /были при этом/ засунуты за их золотые и серебряные ремни] to join the others [чтобы присоединиться к остальным]. Already it had almost become a throng [уже почти что образовалась компания]. Some called for ale [некоторые требовали эля; ale — светлое пиво], and some for porter [а кто-то портер; porter — зд. черное пиво], and one for coffee [кто-то — кофе], and all of them for cakes [и все они требовали кексов]; so the hobbit was kept very busy for a while [так что хоббит был очень занят некоторое время; to keep smb. busy — заставлять кого-либо напряженно трудиться]. A big jug of coffee [большой кофейник: «кувшин кофе»] had just been set in the hearth [был только что поставлен на очаг], the seed-cakes were gone [и кексы с тмином закончились], and the dwarves were starting on a round of buttered scones [и гномы перешли уже к ячменным лепешкам с маслом; round — шар, круг; зд. очередное блюдо], when there came a loud knock [когда раздался громкий стук]. Not a ring [не звонок], but a hard rat-tat [но громкий тук-тук; hard — твердый; крепкий] on the hobbit’s beautiful green door [по красивой зеленой двери хоббита]. Somebody was banging with a stick [кто-то колотил /по двери/ палкой]!

Bilbo rushed along the passage [Бильбо понесся по проходу], very angry [очень сердитый], and altogether bewildered [и одновременно смущенный] and bewuthered [и взволнованный, и взбешенный; bewuthered — авторск.: be — + wuthered [север. англ. диал] = о ветре: дующий сильно, с ревом, о месте: характеризуемый таким ревом: т. е. зд. = встревоженный и рассерженный шумом] — this was the most awkward Wednesday [это была самая нескладная среда] he ever remembered [какую он когда-либо помнил]. He pulled open the door with a jerk [он потянул дверь и открыл ее рывком], and they all fell in [и все они ввалились в дом; to fall [fell, fallen] — падать], one on top of the other [один поверх другого; top — верхушка, верхняя часть]. More dwarves [еще больше гномов], four more [аж четверо]! And there was Gandalf behind [и за ними стоял Гэндальф], leaning on his staff and laughing [опиравшийся на свой посох и хохочущий]. He had made quite a dent [он сделал целую вмятину] on the beautiful door [на красивой двери]; he had also, by the way [он также, между прочим], knocked out the secret mark [сбил тот самый секретный знак] that he had put there the morning before [который он нанес туда /на дверь/ предыдущим утром].

“Carefully [осторожнее]! Carefully!” he said [сказал он]. “It is not like you, Bilbo [это так на тебя не похоже, Бильбо], to keep friends waiting on the mat [заставлять друзей ждать за дверью; mat — мат, циновка, подстилка], and then open the door like a pop-gun [и после этого открывать дверь, словно /выстреливая/ из пугача]! Let me introduce [позвольте вам представить] Bifur [Бифур], Bofur [Бофур], Bombur [Бомбур], and especially Thorin [и, особенно, Торин]!”

“At your service [к вашим услугам]!” said Bifur, Bofur, and Bombur standing in a row [сказал Бифур, Бофур и Бомбур, стоя в ряд]. Then they hung up two yellow hoods [затем они повесили /на колышки/ два желтых капюшона] and a pale green one [и один светло-зеленый]; and also a sky-blue one [а также один небесно-голубой] with a long silver tassel [с длинной серебряной кисточкой]. This last belonged to Thorin [этот последний принадлежал Торину], an enormously important dwarf [невероятно важному гному], in fact no other than the great Thorin Oakenshield himself [на самом деле, ни кому другому, как великому Торину Оукеншильду; oaken — дубовый; shield — щит], who was not at all pleased [который вовсе не был доволен тем] at falling flat on Bilbo’s mat [что упал плашмя на придверный коврик Бильбо] with Bifur, Bofur, and Bombur on top of him [с Бифуром, Бофуром и Бомбуром поверх него]. For one thing [прежде всего потому] Bombur was immensely fat and heavy [что Бомбур был неимоверно толстый и тяжелый]. Thorin indeed was very haughty [Торин на самом-то деле был очень надменный], and said nothing about service [и не сказал ничего ни о каких услугах]; but poor Mr. Baggins said he was sorry so many times [но бедный мистер Бэггинс сказал, что ему очень жаль, так много раз], that at last he grunted [что в конце концов он пробормотал] “pray don’t mention it [прошу, не упоминайте об этом; don’t mention it — не стоит, ничего—вответнаизвинения], ” and stopped frowning [и перестал хмуриться].

“Now we are all here [теперь мы все здесь]!” said Gandalf [сказал Гэндальф], looking at the row of thirteen hoods [смотря на ряд из тринадцати капюшонов] — the best detachable party hoods [самых лучших отстежных капюшонов для хождения в гости; to detach — отделять [ся]; отвязывать] — and his own hat hanging on the pegs [и на свою собственную шляпу, висевших на колышках].

“Quite a merry gathering [очень веселое собрание]! I hope there is something left [я надеюсь, что что-нибудь осталось] for the late-comers [для опоздавших: «поздно пришедших»] to eat and drink [покушать и выпить]! What’s that [что это]? Tea [чай]! No thank you [нет уж, спасибо]! A little red wine, I think, for me [мне: «для меня» немного красного вина, я думаю]. ”

“And for me [и мне], ” said Thorin [сказал Торин].

“And raspberry jam and apple-tart [и малинового варенья и яблочного пирога], ” said Bifur.

“And mince-pies [и сладких пирожков с изюмом и миндалем] and cheese [и сыру], ” said Bofur.

“And pork-pie and salad [и пирога со свининой и салату], ” said Bombur.

“And more cakes and ale and coffee [и еще кексов, и светлого пива, и кофе], if you don’t mind [если вы не возражаете], ” called the other dwarves through the door [потребовали: «прокричали» другие гномы через дверь].

“Put on a few eggs [и добавьте еще несколько яиц], there’s a good fellow

(будьте уж так добры: «хорошим человеком»]!” Gandalf called after him [Гэндальф сказал ему вслед], as the hobbit stumped off to the pantries [когда хоббит поковылял к кладовым]. “And just bring out the cold chicken and pickles [да и принесли бы холодной курицы и пикулей]!”

“Seems to know [кажется, что знает] as much about the inside of my larders [также много о запасах в моих кладовых; inside — внутреннее пространство, внутренности] as I do myself [сколько я и сам знаю]!” thought Mr. Baggins [думал мистер Бэггинс], who was feeling positively flummoxed [который чувствовал себя определенно сбитым с толку], and was beginning to wonder [и начинал размышлять] whether a most wretched adventure [уж не самое ли ужасное приключение; wretched — несчастный, жалкий, отвратительный] had not come right into his house [вошло прямо к нему в дом]. By the time [к тому самому времени] he had got all the bottles [когда он все бутылки] and dishes [и блюда] and knives [и ножи] and forks [и вилки] and glasses [и стаканы] and plates [и тарелки] and spoons [и ложки] and things [и еду и питье; thing — вещь, предмет] piled up on big trays [нагромоздил на больших подносах], he was getting very hot [он становился все более разгоряченным; hot — горячий, жаркий], and red in the face [раскрасневшимся: «красным лицом»], and annoyed [и раздраженным].

“Confusticate and bebother these dwarves [черт бы побрал этих гномов, чтоб им всем; confusticate — псевдо-латинское = to confuse, to confound, to perplex — смущать, запутывать, проклинать; bebother = bring trouble upon — навлечь беду на кого-либо]!” he said aloud [сказал он вслух]. “Why don’t they come [почему бы им не прийти] and lend a hand [и не помочь мне; to lend — давать взаймы, отдавать; hand — рука, сторона]?” Lo and behold [и вдруг, смотри-ка]! there stood Balin and Dwalin at the door of the kitchen [уже стояли Балин и Двалин у двери кухни], and Fili and Kili behind them [и Фили и Кили за ними], and before he could say knife [и не успел он оглянуться: «и прежде, чем он смог сказать "нож"»] they had whisked the trays [они быстро уносили подносы] and a couple of small tables into the parlour [и пару маленьких столиков в небольшую гостиную] and set out everything afresh [и разложили все заново /на столах/].

Gandalf sat at the head of the party [Гэндальф сел во главе стола: «компании»] with the thirteen dwarves all round [с тринадцатью гномами вокруг]: and Bilbo sat on a stool at the fireside [и Бильбо сел на скамеечку у камина], nibbling at a biscuit [покусывая без аппетита сухое печенье] [his appetite was quite taken away [его аппетит совершенно пропал]; to take away — убирать, уносить], and trying to look [и пытался выглядеть так] as if this was all perfectly ordinary [как будто если бы все было совершенно обыкновенно] and not in the least an adventure [и ни в малейшей мере не напоминало приключение]. The dwarves ate and ate [гномы все ели и ели], and talked and talked [и разговаривали и разговаривали], and time got on [и время шло]. At last they pushed their chairs back [наконец, они оттолкнули назад свои стулья], and Bilbo made a move [и Бильбо дернулся: «сделал движение»] to collect the plates and glasses [чтобы собрать тарелки и стаканы].

“I suppose you will all stay to supper [я полагаю, что вы все останетесь поужинать]?” he said in his politest unpressing tones [сказал он своим наивежливейшим, ненастойчивым тоном].

“Of course [конечно]!” said Thorin. “And after [и после /ужина останемся/]. We shan’t get through the business [мы не покончим с этим делом] till late [допоздна], and we must have some music first [и надо бы нам сперва послушать музыку]. Now to clear up [а теперь, приведем-ка все в порядок]!” Thereupon the twelve dwarves [вслед за этим все двенадцать гномов] — not Thorin, he was too important [без Торина, он был слишком важен], and stayed talking to Gandalf [и остался разговаривать с Гэндальфом] — jumped to their feet [вскочили на /свои/ ноги] and made tall piles of all the things [и сложили всю посуду: «все вещи» в высокие кучи: «сделали высокие кучи из всех вещей»]. Off they went [и они пошли из /гостиной/], not waiting for trays [не дожидаясь подносов], balancing columns of plates [балансируя стопками тарелок; column — колонная, столбик], each with a bottle on the top [на каждой из которых /стопок/ было сверху по бутылке], with one hand [одной рукой], while the hobbit [в то время как хоббит] ran after them [бежал за ними] almost squeaking with fright [почти что повизгивая от испуга]: “please be careful [пожалуйста, будьте осторожны]!” and [и] “please, don’t trouble [пожалуйста, не утруждайтесь]! I can manage [я могу справиться и сам]. ”

But the dwarves only started to sing [но гномы только начали петь]:

Chip the glasses [бейте стаканы; to chip — стругать, отбивать края] and crack the plates [и разбивайте тарелки; to crack — щелкать, расщеплять]!

Blunt the knives [затупляйте ножи] and bend the forks [и гните вилки]! That’s what Bilbo Baggins hates [вот что ненавидит Бильбо Бэггинс] —

Smash the bottles [разбивайте вдребезги бутылки] and burn the corks [и жгите пробки]!

Cut the cloth [режьте скатерти] and tread on the fat [и топчитесь на жиру, ступайте на жир]!

Pour the milk [разлейте молоко] on the pantry floor [на полу в кладовке]!

Leave the bones [оставьте кости] on the bedroom mat [на коврике в спальной]!

Splash the wine on every door [плесните вином на каждую дверь]!

Dump the crocks [свалите в кучу пробки от бутылок] in a boiling bowl [в кипящий котел];

Pound them up [разбейте на мелкие их кусочки] with a thumping pole [колотушкой; pole — столб, жердь; to thump — бить, наносить тяжелый удар];

And when you’ve finished [и когда вы закончите], if any are whole [и если что-то осталось целым],

Send them down the hall to roll [спустите это вниз по холму, чтобы покатилось]!

That’s what Bilbo Baggins hates [вот что ненавидит Бильбо Бэггинс]!

So, carefully [итак, осторожнее]! carefully with the plates [осторожнее с тарелками]!”

And of course [и конечно же] they did none of these dreadful things [они не сделали ни одного из этих ужасных действий], and everything was cleaned [и все было вычищено] and put away safe [и убрано благополучно; safe — безопасный] as quick as lightning [с быстротой молнии: «так быстро, как молния»], while the hobbit was turning round and round [в то время как хоббит все поворачивался и поворачивался вокруг] in the middle of the kitchen [/стоя/ в середине кухни] trying to see what they were doing [пытаясь углядеть, что же это они делали]. Then they went back [затем они отправились назад /в гостиную/], and found Thorin [и обнаружили Торина] with his feet on the fender [/сидящего у камина/, положив ноги на каминную решетку] smoking a pipe [и курящего трубку]. He was blowing the most enormous smoke-rings [он выдыхал совершенно огромные кольца табачного дыма], and wherever he told one to go [и куда бы он не приказал кольцу двигаться], it went [оно туда и двигалось] — up the chimney [вверх по дымоходу], or behind the clock on the mantelpiece [или за часы на каминной полке], or under the table [или под стол], or round and round the ceiling [или все вокруг и вокруг потолка]; but wherever it went [но куда бы оно ни двигалось] it was not quick enough [оно было не достаточно проворным] to escape Gandalf [чтобы избегнуть /колец/ Гэндальфа]. Pop [пуф]! he sent a smaller smoke-ring [и он посылал меньшее колечко дыма] from his short clay-pipe [из своей короткой глиняной трубки] straight through each one of Thorin’s [прямо сквозь каждое кольцо, выпущенное Торином]. The Gandalf’s smoke-ring would go green [затем дымное колечко Гэндальфа бледнело: «зеленело»] and come back [и возвращалось назад] to hover over the wizard’s head [чтобы парить над головой волшебника]. He had quite a cloud of them about him already [у него было уже их целое облачко вокруг него], and in the dim light [и в тусклом свете] it made him look strange and sorcerous [они придавали ему вид странный и колдовской]. Bilbo stood still [Бильбо стоял, не двигаясь] and watched [и наблюдал] — he loved smoke-rings [он очень любил колечки дыма] — and then be blushed to think [и тогда он покраснел, подумав] how proud he had been yesterday morning [как он гордился вчера утром] of the smoke-rings [теми колечками табачного дыма] he had sent up the wind over The Hill [которые он пускал по ветру, за Холм].

“Now for some music [а теперь, давайте музыку]!” said Thorin. “Bring out the instruments [вытаскивайте инструменты]!”

Kili and Fili rushed for their bags [Кили и Фили побежали за своими сумками] and brought back little fiddles [и принесли /назад/ маленькие скрипочки]; Dori, Nori, and Ori brought out flutes [Дори, Нори и Ори достали флейты] from somewhere inside their coats [откуда-то из-за пазухи: «из внутренностей своих пальто»]; Bombur produced a drum from the hall [Бомбур принес из холла барабан; to produce — предъявлять, создавать]; Bifur and Bofur went out too [Бифур и Бофур тоже вышли], and came back with clarinets [и вернулись с кларнетами] that they had left among the walking-sticks [которые они до этого оставили среди тростей]. Dwalin and Balin said: “Excuse me, I left mine in the porch [извините, я оставил свой /инструмент/ у крыльца]!”

“Just bring mine in with you [принесите и мой тоже с собой], ” said Thorin. They came back [они вернулись] with viols as big as themselves [с виолами, такими же большими, как и они сами], and with Thorin’s harp [и с арфой Торина] wrapped in a green cloth [завернутую в зеленое сукно]. It was a beautiful golden harp [это была прекрасная золотистая арфа], and when Thorin struck it [и когда Торин ударил по ее /струнам/] the music began all at once [музыка зазвучала: «началась» внезапно], so sudden and sweet [такая неожиданная и сладкая] that Bilbo forgot everything else [что Бильбо забыл обо всем другом], and was swept away [и его унесло: «был унесен»; to sweep — мести, сметать] into dark lands under strange moons [в неизведанные земли под странными лунами; dark — темный; неясный], far over The Water [далеко по ту сторону Воды] and very far from his hobbit-hole under The Hill [и очень уж далеко от его хоббитовской норы под Холмом].

The dark came into the room [темнота проникла в комнату] from the little window [сквозь маленькое окошко] that opened in the side of The Hill [которое открывалось на склоне: «стороне» Холма]; the firelight flickered [огонь в камине вспыхивал и гас] — it was April [стоял: «был» апрель] — and still they played on [и они все еще продолжали играть], while the shadow of Gandalf’s beard [в то время, как тень от бороды Гэндальфа] wagged against the wall [раскачивалась на стене; against — против, напротив]. The dark filled all the room [темнота заполнила всю комнату], and the fire died down [и огонь потух; to die — умирать; to die down — утихать], and the shadows were lost [и тени исчезли; to lose [lost] — терять], and still they played on [и они все еще продолжали играть]. And suddenly first one and then another [и внезапно, сначала один, а затем другой] began to sing [начали петь] as they played [пока они играли], deep-throated singing of the dwarves [глубоким горловым пением гномов] in the deep places of their ancient homes [/которым они поют/ в глуши: «расположенных в глубине местах» своих древних обиталищ]; and this is like a fragment of their song [и это похоже на фрагмент их песни], if it can be like their song [если он может быть похож на их песню] without their music [без их музыки].

Far over the misty mountains cold [далеко, через мглистые, холодные горы]

To dungeons deep and caverns old [к глубоким темницам и старым пещерам]

We must away ere break of day [мы должны, отправиться до рассвета; break — пролом, прорыв, первое появление]

To seek the pale enchanted gold [чтобы искать тусклое заколдованное золото].

The dwarves of yore [гномы, что были давным-давно; yore — былое] made mighty spells [навели могущественные чары],

While hammers fell [пока молоты падали] like ringing bells [как звенящие колокола]

In places deep [в глубоких местах], where dark things sleep [где спят загадочные: «темные» вещи],

In hollow halls [в пещерах: «полых залах»] beneath the fells [под холмами/горами].

For ancient king and elvish lord [для древнего короля и повелителя эльфов]

There many a gleaming golden hoard [там много сверкающих золотых запасов = сокровищ]

They shaped and wrought [они обрабатывали и создавали; to shape — придавать форму; to work [wrought — уст. прош. вр.] — делать, выполнять, совершать], and light they caught [и свет они улавливали]

To hide in gems on hilt of sword [чтобы прятать /его/ в драгоценные камни на рукоятке меча].

On silver necklaces they strung [на серебряные ожерелья они нанизывали; to string]

The flowering stars [цветущие/расцветающие звезды], on crowns they hung [на короны они подвешивали; to hang]

The dragon-fire [огонь дракона], in twisted wire [в крученую проволоку]

They meshed the light of moon and sun [они улавливали /как в сети/ свет луны и солнца].

Far over the misty mountains cold [далеко, через мглистые, холодные горы]

To dungeons deep and caverns old [к глубоким темницам и старым пещерам]

We must away ere break of day [мы должны, отправиться до рассвета]

To claim our long-forgotten gold [чтобы потребовать наше давно забытое золото].

Goblets they carved there for themselves [кубки они вырезали там для себя]

And harps of gold; where no man delves [и арфы из золота, где никто не роет]

There lay they long, and many a song [там они лежали долго, и многие песни]

Was sung unheard by man or elves [были спеты, неслышимые ни человеком, ни эльфами].

The pines were roaring on the height [сосны шумели на высоте/вершине],

The winds were moaning in the night [ветра стонали в ночи].

The fire was red, it flaming spread [огонь был красен, он распространял пламя];

The trees like torches blazed with light [деревья, как факелы, сверкали светом].

The bells were ringing in the dale [колокола звонили в долу]

And men looked up with faces pale [и люди смотрели вверх с бледными лицами];

Then dragon’s ire more fierce than fire [затем ярость дракона, более свирепая, чем огонь]

Laid low their towers and houses frail [разрушила: «положила вниз» их башни и хрупкие дома].

The mountains smoked beneath the moon [горы дымились под луной];

The dwarves, they heard the tramp of doom [гномы, они слышали поступь судьбы].

They fled their hall to dying fall [они бежали из своего зала к умирающему падению = к гибели]

Beneath his feet, beneath the moon [под его /дракона/ ногами, под луной].

Far over the misty mountains grim [далеко, через мглистые, мрачные горы]

To dungeons deep and caverns dim [к глубоким темницам и сумрачным пещерам]

We must away ere break of day [мы должны, отправиться до рассвета],

To win our harps and gold from him [чтобы отвоевать наши арфы и золото у него]!

As they sang [когда они пели] the hobbit felt the love [хоббит почувствовал, как любовь] of beautiful things made by hands [к прекрасным вещицам, сотворенным руками] and by cunning [и умелостью] and by magic [и волшебством] moving through him [движется в нем], a fierce and jealous love [неистовая и ревнивая любовь], the desire of the hearts of dwarves [страсть, /наполняющая/ сердца гномов]. Then something Tookish woke up inside him [затем, что-то «туковское» проснулось внутри него], and he wished to go and see the great mountains [и ему захотелось отправиться и увидеть великие горы], and hear the pine-trees and the waterfalls [и услышать сосны и водопады], and explore the caves [и исследовать пещеры], and wear a sword [и носить меч] instead of a walking-stick [вместо трости: «палки для ходьбы»]. He looked out of the window [он выглянул в окно]. The stars were out in a dark sky [звезды горели: «были наружу» в темном небе] above the trees [над деревьями]. He thought of the jewels of the dwarves [он думал о драгоценностях гномах] shining in dark caverns [сверкающих в темных пещерах]. Suddenly in the wood beyond The Water [внезапно, в лесу, за Водой] a flame leapt up [внезапно появилось пламя; to leap [leapt/leaped] — прыгать, перескакивать] — probably somebody lighting a wood-fire [возможно, кто-то разжег костер] — and he thought of plundering dragons [и он подумал о разбойничающих драконах] settling on his quiet Hill [водворяющихся на его мирном Холме] and kindling it all to flames [и раздувающих по нему всему пламя].

He shuddered [он вздрогнул]; and very quickly [и очень быстро] he was plain Mr. Baggins of Bag-End, Under-Hill, again [он стал обычным мистером Бэггинсом, из Бэг-энда, Под-Холмом, снова; bag — мешок, сума, Bag End — the end of a 'bag' = cul-de-sac = тупик, глухой переулок]. He got up trembling [он поднялся, дрожа]. He had less than half a mind [он был менее склонен; to have half a mind to do smth. — быть не прочь сделать что-либо] to fetch the lamp [пойти и принести лампу], and more than half a mind [и гораздо более склонен] to pretend to [притвориться, что /он пошел за лампой/], and go and hide behind the beer barrels in the cellar [а пойти и спрятаться за пивными бочками в погребе], and not come out again [и больше не выходить снова] until all the dwarves had gone away [до тех самых пор, пока все эти гномы не уберутся]. Suddenly he found [внезапно он обнаружил] that the music and the singing had stopped [что музыка и пение остановились], and they were all looking at him [и что они все смотрели на него] with eyes shining in the dark [глазами, горящими в темноте].

“Where are you going [куда же вы идете]?” said Thorin, in a tone that seemed to show [таким тоном, который, казалось, показывал] that he guessed both halves [что он догадался о двух вариантах: «об обеих половинках»] of the hobbit’s mind [мыслей хоббита].

“What about a little light [как насчет /добавить/ немножко огня]?” said Bilbo apologetically [сказал Бильбо извиняющимся тоном].

“We like the dark [мы любим темноту], ” said the dwarves [сказали гномы]. “Dark for dark business [темнота для темных дел]! There are many hours before dawn [еще много часов перед рассветом = до рассвета]. ”

“Of course [конечно]!” said Bilbo, and sat down in a hurry [сказал Бильбо и сел поспешно]. He missed the stool [он сел мимо скамеечки; to miss — промахнуться, промазать] and sat in the fender [и сел на каминную решетку], knocking over the poker and shovel [опрокинув кочергу и совочек] with a crash [с треском].

“Hush [тише]!” said Gandalf. “Let Thorin speak [дайте Торину сказать]!”

And took a bow [и, раскланявшись: «взяв поклон»] Thorin began [Торин начал].

“Gandalf, dwarves and Mr. Baggins [Гэндальф, гномы и мистер Бэггинс]! We are now together [мы сейчас находимся все вместе] in the house of our friend [в доме нашего друга] and fellow conspirator [и сотоварища-заговорщика], this most excellent and audacious hobbit [этого самого прекрасного и отважного хоббита] — may the hair on his toes never fall out [да не выпадет никогда мех на его ногах: «на пальцах ног»]! all praise to his wine and ale [всяческая хвала его вину и элю]! —“

He paused for breath [он остановился, чтобы вдохнуть воздуха: «для дыхания»] and for a polite remark from the hobbit [и для вежливого ответа со стороны хоббита; remark — замечание, пометка], but the compliments were quite lost on poor Bilbo Baggins [но все эти комплименты совершенно не достигли своей цели с бедным Бильбо Бэггинсом; to be lost on smb. — пропасть даром для кого-то: «быть потерянным на ком-либо»], who was wagging his mouth in protest [который шевелил ртом в знак протеста] at being called audacious [что его назвали отважным] and worst of all fellow conspirator [и, что самое ужасное, сотоварищем-заговорщиком], though no noise came out [хотя никакого звука так и не вышло /изо рта/], he was so flummoxed [так он был сбит с толку]. So Thorin went on [итак, Торин продолжал]:

“We are met to discuss our plans [мы собрались, чтобы обсудить наши планы], our ways [наши методы; way — путь, дорога], means [способы], policy [хитрости; policy — политика, система] and devices [и приемчики; device — способ; затея, уловка; устройство]. We shall soon before the break of day [вскоре, до восхода солнца, мы] start on our long journey [отправимся в наше долгое путешествие], a journey from which some of us [в путешествие, из которого, некоторые из нас], or perhaps all of us [или, возможно, все из нас] [except our friend and counsellor [за исключением нашего друга и советника], the ingenious wizard Gandalf [искусного волшебника Гэндальфа]] may never return [могут никогда не вернуться]. It is a solemn moment [это торжественный момент]. Our object is [наша цель; object — предмет, объект; цель], I take it [я так понимаю], well known to us all [хорошо известна нам всем]. To the estimable Mr. Baggins [для достойного уважения мистера Бэггинса], and perhaps to one or two of the younger dwarves [и для одного-двух более молодых гномов] [I think I should be right [я думаю, что буду прав] in naming Kili and Fili, for instance [назвав Кили и Фили, например]], the exact situation at the moment [точная ситуация, в настоящий момент] may require a little brief explanation [может потребовать небольшого короткого объяснения] —“

This was Thorin’s style [вот такой стиль был у Торина]. He was an important dwarf [он был важный гном]. If he had been allowed [если бы ему позволили], he would probably have gone on like this [он, возможно, продолжал бы в таком духе] until he was out of breath [до тех пор, пока он совсем бы не запыхался: «задохнулся»], without telling anyone there [не говоря никому из собравшихся: «там»] anything that was not known already [ничего, что не было уже до этого известно]. But he was rudely interrupted [но его грубо прервали: «он был грубо прерван»]. Poor Bilbo couldn’t bear it any longer [бедный Бильбо не мог этого больше выносить; long — долго, длительно]. At may never return [при /фразе/ "могут никогда не вернуться"] he began to feel [он начал чувствовать, что] a shriek coming up inside [пронзительный крик поднимается к горлу: «вверх» внутри него], and very soon it burst out [и что очень скоро он вырвался наружу; to burst — взрываться, лопаться] like the whistle of an engine [как гудок: «свисток» паровоза] coming out of a tunnel [выходящего из туннеля]. All the dwarves sprang on [все гномы вскочили с мест] knocking over the table [опрокинув стол]. Gandalf struck a blue light [Гэндальф зажег синий свет; to strike [stuck, stricken] — ударять, бить] on the end of his magic staff [на конце своего волшебного посоха], and in its firework glare [и в его переливающимся: «как у фейерверка» ослепительном блеске] the poor little hobbit could be seen [можно было увидеть бедного маленького хоббита] kneeling on the hearth-rug [стоящего на коленях, на коврике перед камином], shaking like a jelly that was melting [трясясь словно желе, которое тает]. Then he fell flat on the floor [затем он упал плашмя на пол], and kept on calling out [и продолжал выкрикивать] “struck by lightning [молния ударила], struck by lightning [молния ударила]!” over and over again [одно и тоже снова и снова]; and that was all [и это было все, чего] they could get out of him [они могли добиться от него; to get smth. out of smb. — выведывать, выспрашивать] for a long time [долгое время]. So they took him [и тогда они взяли его] and laid him out of the way [и уложили его, чтобы не мешал: «с дороги»] on the drawing-room sofa [на диван в гостиной] with a drink at his elbow [/поставили/ стаканчик напитка под рукой; elbow — локоть], and they went back to their dark business [и они вернулись назад, к своему темному делу].

“Excitable little fellow [легко возбудимый паренек: «малыш»], ” said Gandalf, as they sat down again [сказал Гэндальф, когда они снова расселись]. “Gets funny queer fits [случаются забавные странные припадки], but he is one of the best [но он — один из самых лучших], one of the best [один из самых лучших] — as fierce as a dragon in a pinch [такой же свирепый, как дракон в трудную минуту; pinch — щипок; тяготы, чрезвычайные обстоятельства]. ”

If you have ever seen a dragon in a pinch [если вы когда-нибудь видели дракона в трудную минуту], you will realise [то вы ясно представите себе] that this was only poetical exaggeration [что это было лишь поэтическое преувеличение] applied to any hobbit [применительно к любому хоббиту], even to Old Took’s great-granduncle Bullroarer [даже к прадядюшке Старого Тука /по имени/ Трещотка; bull — бык; roarer — горлопан, крикун], who was so huge [который был такой огромный] [for a hobbit [для хоббита]] that he could ride a horse [что мог ездить верхом на лошади]. He charged the ranks of the goblins of Mount Gram [он набросился на шеренги гоблинов из Маунт—Грэма; to charge — нагружать, обременять; /воен. / атаковать] in the Battle of the Green Fields [в Битве на Зеленых Полях], and knocked their king Golfimbul’s head [и сшиб голову их короля Гольфимбуля] clean off [подчистую] with a wooden club [деревянной дубинкой]. It sailed a hundred yards through the air [она пролетела сотню ярдов по воздуху; to sail — плыть /под парусом/, парить] and went down a rabbit hole [и опустилась в кроличью нору], and in this way the battle was won [и таким образом эта битва была выиграна; to win — выигрывать] and the game of Golf invented [и игра в Гольф была изобретена] at the same moment [в тот же самый момент].

In the meanwhile, however [тем временем, однако], Bullroarer’s gentler descendant [более кроткий потомок Трещотки] was reviving in the drawing — room [приходил в себя в гостиной]. After a while and a drink [спустя какое-то время, и /выпив/ стаканчик] he crept nervously [он нервозно прокрался] to the door of the parlour [к двери небольшого зала]. This is what he heard [и вот что он услышал], Gloin speaking [говорил Глойн]:

“Humph [хм]!” [or some snort [или другое какое фырканье] more or less like that [более или менее похожее на это]]. “Will he do, do you think [подойдет ли он, как вы думаете]? It is all very well for Gandalf to talk [легко Гэндальфу говорить; it's all very well — это все очень хорошо = /ирон. / легко сказать] about this hobbit being fierce [о том, что этот хоббит свирепый], but one shriek like that [но одного пронзительного крика, подобного этому] in a moment of excitement [в момент возбуждения] would be enough [будет достаточно] to wake the dragon [чтобы разбудить дракона] and all his relatives [и всех его сородичей: «родственников»], and kill the lot of us [и убить всех нас скопом]. I think [мне кажется] it sounded more like fright [он звучал больше как /крик/ испуга] than excitement [а не возбуждения]! In fact [на самом-то деле], if it had not been for the sign on the door [если бы не тот самый знак на двери], I should have been sure [я был бы полностью уверен] we had come to the wrong house [что мы пришли в не тот дом; wrong — неправильный, ошибочный]. As soon as I clapped eyes on the little fellow [как только я увидел этого коротышку: «малыша»; toclap—хлопать] bobbing and puffing on the mat [подпрыгивающего и пыхтящего на коврике /у двери/], I had my doubts [я засомневался: «имел свои сомнения»]. He looks more like a grocer [он больше похож: «выглядит как» на бакалейщика] — than a burglar [чем на ночного грабителя]!”

Then Mr. Baggins turned the handle and went in [тогда-то мистер Бэггинс повернул ручку /двери/ и вошел]. The Took side had won [порода Тука одержала победу; side—сторона]. He suddenly felt [он внезапно почувствовал] he would go without bed and breakfast [что он обойдется без сна и еды: «кровати и завтрака»] to be thought fierce [чтобы о нем думали, как о свирепом]. As for little fellow bobbing on the mat [что же касается /фразы о/ коротышке, прыгающем на коврике] it almost made him really fierce [то она почти что сделала его на самом деле свирепым = разгневала его]. Many a time afterwards [много раз в последствии] the Baggins part [Бэггинсова часть /хоббита/] regretted what he did now [пожалела о том, что он сделал сейчас], and he said to himself [и он говорил себе]: “Bilbo, you were a fool [Бильбо, ты был дураком]; you walked right in [ты вошел прямо в /это дело/] and put your foot in it [и сам же сел в калошу; to put one's foot in /into/ it — сплоховать, попасть впросак: «сунуть свою ногу в это»]. ”

“Pardon me [извините], ” he said, “if I have overheard [если я нечаянно подслушал] words that you were saying [слова, которые вы говорили]. I don’t pretend to understand [я не делаю вид, будто понимаю] what you are talking about [о чем вы говорите], or your reference to burglars [или о вашем упоминании о ночных грабителях], but I think [но я думаю] I am right in believing [что я прав, полагая; to believe — верить, доверять] ” [this is what he called [это было то, что он называл] being on his dignity [вести себя с достоинством]] “that you think [что вы считаете] I am no good [меня ни на что не годным]. I will show you [я вам покажу]. I have no signs on my door [у меня нет никаких знаков на двери], it was painted a week ago [она была покрашена неделю назад], and I am quite sure [и я совершенно уверен] you have come to the wrong house [что вы пришли не в тот дом: «в неправильный дом»]. As soon as I saw your funny faces [как только я увидел ваши забавные физиономии; soon — скоро, рано] on the door-step [на пороге], I had my doubts [я засомневался]. But treat it as the right one [но считайте, что это тот дом; right — правильный]. Tell me what you want done [скажите мне, что вы хотите, чтобы было сделано], and I will try it [и я попытаюсь], if I have to walk [/даже/ если я должен буду пройти] from here to the East of East [от сюда до самого Восточного Востока] and fight the wild Were-worms [и сражаться с дикими Оборотнями: «людьми-змеями»; worm — червяк; /арх. / дракон] in the Last Desert [в Крайней Пустыне; last — последний]. I had a great-great-great — granduncle once [был у меня когда-то давно двоюродный пра-пра-пра—дедушка; uncle — дядя], Bullroarer Took [Трещотка «Бычий Рев» Тук], and [и] —“

“Yes, yes, but that was long ago [да, да, но это было очень давно], ” said Gloin [сказал Глойн]. “I was talking about you [я говорил о вас]. And I assure you [и я уверяю вас, что] there is a mark on this door [на этой двери есть отметина] — the usual one in the trade [обычный /знак/ в этом деле; trade — занятие, ремесло, профессия], or used to be [или раньше был /обычным/]. Burglar wants a good job [ночной взломщик ищет хорошую работу; to want — хотеть, нуждаться], plentyofExcitement [со множеством опасностей: «возбуждений»] and reasonable Reward [и приемлемым вознаграждением; reasonable — разумный, обоснованный], that’s how it is usually read [вот как он обычно читается]. You can say [вы можете сказать] Expert Treasure-hunter [Опытный Охотник за Сокровищами] instead of Burglar [вместо взломщика] if you like [если вам /так больше/ нравится]. Some of them do [некоторым из них нравится]. It’s all the same to us [нам все равно; same — так же, таким же образом]. Gandalf told us [Гэндальф сказал нам] that there was a man of the sort [что есть здесь человек данной профессии: «этого сорта»] in these parts [в этих краях] looking for a Job at once [ищущий Работу и немедленно], and that he had arranged for a meeting [и что он договорился о встрече] here this Wednesday tea-time [здесь, в эту среду, во время вечернего чая]. ”

“Of course there is a mark [конечно здесь есть знак], ” said Gandalf. “I put it there myself [я сам его там нанес]. For very good reasons [из самых лучших побуждений; reason — причина, основание]. You asked me [вы попросили меня] to find the fourteenth man for your expedition [найти четырнадцатого человека для вашей экспедиции], and I chose Mr. Baggins [и я выбрал мистера Бэггинса]. Just let any one say [пусть лишь один из вас скажет] I chose the wrong man [что я выбрал не того человека] or the wrong house [или не тот дом], and you can stop at thirteen [и вы можете оставаться в количестве тринадцати /гномов/] and have all the bad luck you like [и испытать все несчастья, которые вы только захотите; bad luck — неудача, невезение], or go back to digging coal [или вернуться /к своим занятиям/ и /снова/ копать уголь]. ”

He scowled so angrily at Gloin [он так сердито нахмурил брови, посмотрев на Глойна] that the dwarf huddled back in his chair [что гном съежился на своем стуле]; and when Bilbo tried to open his mouth [и когда Бильбо попытался открыть свой рот] to ask a question [чтобы задать вопрос; to ask — спрашивать], he turned and frowned at him [он обернулся и хмуро взглянул на него] and stuck out his bushy eyebrows [и сдвинул: «выставил вперед» свои кустистые брови], till Bilbo shut his mouth tight [пока Бильбо /не/ закрыл плотно свой рот] with a snap [с щелчком].

“That’s right [так-то лучше: «правильно»], ” said Gandalf. “Let’s have no more argument [давайте больше не будем спорить; argument — довод, аргумент, дискуссия]. I have chosen Mr. Baggins [я выбрал мистера Бэггинса] and that ought to be enough [и этого должно быть достаточно] for all of you [для всех вас]. If I say he is a Burglar [если я говорю, что он Взломщик], a Burglar he is [значит Взломщик он и есть], or will be [или будет им] when the time comes [когда придет время]. There is a lot more in him [в нем есть гораздо больше чего] than you guess [чем вы можете предполагать], and a deal more [и значительно больше; deal — некоторое количество, часть, масса] than he has any idea of himself [чем он сам о себе самом имеет представление]. You may [вы все] [possibly [возможно]] all live to thank me yet [еще об этом благодарить меня будете]. Now Bilbo, my boy [теперь Бильбо, мой мальчик], fetch the lamp [сходи и принеси лампу], and let’s have little light on this [и давайте прольем немного света на /все/ это]!”

On the table [на столе] in the light of a big lamp [в свете большой лампы] with a red shade [с красным абажуром; shade — тень, полумрак; экран] he spread a piece of parchment [он разложил кусок пергамента] rather like a map [довольно-таки похожий на карту].

“This was made by Thror [это было сделано Трором], your grandfather, Thorin [вашим дедом, Торин], he said in answer [сказал он в ответ] to the dwarves’ excited questions [на взволнованные вопросы гномов]. “It is a plan of the Mountain [это план Горы]. ”

“I don’t see [я не вижу] that this will help us much [как это сможет нам сильно: «много» помочь], ” said Thorin disappointedly [сказал Торин разочарованно; to disappoint — разочаровывать] after a glance [после взгляда /на карту/]. “I remember the Mountain well enough [я помню Гору достаточно хорошо] and the lands about it [и земли вокруг нее]. And I know where Mirkwood is [и я знаю, где Мрачный Лес расположен; mirk = murk — мрак, темнота], and the Withered Heath [и Иссохшая Пустошь] where the great dragons bred [где огромные драконы водились; tobreed [bred] — размножаться, плодиться]. ”

“There is a dragon [тут и есть дракон] marked in red [отмечен красным] on the Mountain [на Горе], said Balin, “but it will be easy enough [но это будет достаточно просто] to find him without that [найти его и без этого], if ever we arrive there [если мы когда-нибудь доберемся туда]. ”

“There is one point [есть здесь одна отметина; point — точка, след, место] that you haven’t noticed [которую вы не заметили], ” said the wizard [сказал волшебник], “and that is the secret entrance [и это — секретный вход]. You see that rune [вы видите ту руну] on the West side [на Западной стороне], and the hand pointing to it [и руку, указующую на нее] from the other runes [с других рун]? That marks a hidden passage [она обозначает скрытый проход; to hide — прятать] to the Lower Halls [к Нижним Чертогам].

“It may have been secret once [он мог быть секретным когда-то], ” said Thorin, “but how do we know [но откуда нам знать] that it is secret any longer [что он все еще секретный; any longer — больше]? Old Smaug had lived there [Старый Смауг прожил там] long enough now [теперь уже достаточно долго] to find out anything [чтобы выяснить хоть что нибудь] there is to know [что можно /вообще/ узнать] about those caves [об этих пещерах]. ”

“He may [он мог] — but he can’t have used it [но он не смог бы воспользоваться им] for years and years [уже долгие и долгие годы]. “Why [почему]?”

“Because it is too small [потому, что он очень маленький]. ‘Five feet high the door [высотой в пять футов дверь; foot [pl. feet] — зд. фут, мера длины, равная ок. 30, 48 см] and three may walk abreast [и по трое в ряд могут пройти] ’ say the runes [так говорят руны], but Smaug could not creep [но Смауг не смог бы вползти] into a hole that size [в отверстие такого размера], not even when he was a young dragon [/не смог бы/ даже когда он был молодым драконом], certainly not [и конечно же нет] after devouring [после того, как он сожрал] so many of the dwarves [так много гномов] and men of Dale [и людей из Дейла; тж.: dale — долина]. ”

“It seems a great big hole to me [это кажется мне довольно большим лазом], ” squeaked Bilbo [взвизгнул Бильбо] [who had no experience of dragons [у которого не было никакого опыта /общения/ с драконами] and only of hobbit — holes [и /опыт/ только хоббитовых нор]. He was getting excited [он становился взволнованным] and interested again [и снова заинтересованным], so that he forgot [так, что он даже забыл; to forget] to keep his mouth shut [держать свой рот закрытым]. He loved maps [ему очень нравились карты], and in his hall there hung [и там, у него в холле, висела] a large one of the Country Round [большая карта Всей Страны; round — зд. указывает на нахождение или распространение по всей площади] with all his favourite walks [со всеми его любимыми тропами] marked on it in red ink [отмеченными на ней красными чернилами].

“How could such a large door [как это возможно, что такая большая дверь] be kept secret [может держаться в секрете] from everybody outside [от всех снаружи], apart from the dragon [не говоря уж о драконе]?” he asked [спросил он]. He was only a little hobbit [он был всего лишь маленьким хоббитом] you must remember [вы должны помнить /об этом/].

“In lots of ways [кучей способов], ” said Gandalf. “But in what way [но каким именно способом] this one has been hidden [эта дверь была спрятана] we don’t know [мы не знаем] without going to see [пока не увидим своими глазами]. From what it says on the map [из того, что говорится на карте] I should guess [я бы предположил] there is a closed door [там закрытая дверь] which has been made [которая была изготовлена] to look exactly like [чтобы выглядеть точно как] the side of the Mountain [поверхность: «сторона» Горы]. That is the usual dwarves’ method [это обычный метод гномов] — I think that is right, isn’t it [я думаю, что это так, не правда ли]?”

“Quite right [совершенно верно], ” said Thorin.

“Also [к тому же], ” went on Gandalf [продолжал Гэндальф], “I forgot to mention [я забыл упомянуть] that with the map went a key [что с картой прилагался ключ; to go [went, gone] — идти, направляться], a small and curious key [маленький и любопытный ключик]. Here it is [вот и он]!” he said, and handed to Thorin a key [и вручил Торину ключ] with a long barrel [с длинным стержнем; barrel — бочка, ствол, трубка] and intricate wards [и причудливыми: «замысловатыми» выступами и выемками на бородке /ключа/], made of silver [изготовленный из серебра].

“Keep it safe [храните его: «держите его в безопасности»]!”

“Indeed I will [конечно, я буду /хранить его/], ” said Thorin, and he fastened it [и прикрепил его] upon a fine chain [к изящной цепочке] that hung about his neck [которая свисала с его шеи] and under his jacket [и /свисала ниже/ под его куртку].

“Now things begin to look more hopeful [теперь дела начинают выглядеть не такими уж безнадежными: «более обнадеживающими»]. This news alters them much for the better [эта новость изменяет их гораздо к лучшему]. So far [а то до сих пор] we have had no clear idea [у нас не было ясного представления; idea — идея, мысль, понятие] what to do [что делать]. We thought of going East [мы думали о том, чтобы отправиться на Восток], as quiet and careful as we could [так тихо и осторожно, как только возможно: «как мы могли»], as far as the Long Lake [до самого Длинного Озера; far — далеко]. After that [за ним] the trouble would begin [проблемы-то и начались бы]. ”

“A long time before that [задолго до этого; time — время, срок, пора], if I know anything about the roads East [если я знаю что-нибудь о дорогах на Восток], ” interrupted Gandalf [прервал Гэндальф].

“We might go from there [мы могли бы пройти оттуда] up along the River Running [вверх, вдоль Реки Быстротечной; to run — зд. течь, литься, сочиться], ” went on Thorin [продолжал Торин] taking no notice [не обращая внимания], “and so to the ruins of Dale [и так, до развалин Дэйла] — the old town in the valley there [старого города там, в долине], under the shadow of the Mountain [в тени Горы]. But we none of us [но нам, никому из нас] liked the idea of the Front Gate [не понравилась идея /идти через/ Главные Ворота; front — передний]. The river runs right out of it [река проистекает прямо из них] through the great cliff [через огромный утес] at the South of the Mountain [с Южной стороны Горы], and out of it comes the dragon too [и из них же обычно появляется и дракон тоже] — far too often [слишком уж часто], unless he has changed [если только он не изменился]. ”

“That would be no good [это будет бесполезным], ” said the wizard [сказал волшебник], “not without a mighty Warrior [без могущественного Воина], even a Hero [даже Героя]. I tried to find one [я попытался найти такого]; but warriors are busy [но воины заняты тем] fighting one another in distant lands [что сражаются друг с другом в дальних странах], and in this neighbourhood heroes are scarce [а в этих окрестностях герои редко встречаются; neighbour — сосед; neighbourhood — соседство; соседи], or simply not to be found [или /их/ попросту вообще не сыщешь]. Swords in these parts are mostly blunt [мечи в этих краях по большей части тупые], and axes are used for trees [а топоры используются для /рубки/ деревьев], and shields as cradles or dish-covers [а щиты — как люльки или крышки на блюда; dish — блюдо]; and dragons are comfortably far-off [да и драконы, что очень удобно, далеко-далеко] [and therefore legendary [и поэтому /считаются/ легендарными]. That is why I settled on burglary [вот почему я решил сделать выбор в пользу взлома] especially when I remembered the existence of a Side-door [особенно когда я вспомнил о существовании Черного Хода: «боковой двери»]. And here is our little Bilbo Baggins [а здесь /как раз/ наш маленький Бильбо Бэггинс], the burglar [взломщик], the chosen and selected burglar [избранный и отобранный взломщик]. So now let’s get on [итак, теперь давайте продолжим] and make some plans [и придумаем несколько планов]. ”

“Very well then [тогда очень хорошо], ” said Thorin [сказал Торин], “supposing the burglar-expert [допустим, что наш эксперт по взлому] gives us some ideas or suggestions [подаст нам несколько идей или советов: «предложений»]. ” He turned with mock-politeness to Bilbo [он повернулся с насмешливой вежливостью к Бильбо; polite — вежливый].

“First I should like to know a bit more about things [для начала я бы хотел узнать чуть побольше обо всем этом], ” said he, feeling all confused [чувствуя себя совершенно смущенным] and a bit shaky inside [и дрожа всем своим существом: «и чуть дрожащим внутри»], but so far [но до сих пор] still tookishly determined [все еще по-туковски решительно настроенный] to go on with things [продолжать со всеми этими делами]. “I mean about the gold and the dragon [я имею в виду — о золоте и драконе], and all that [и все такое], and how it got there [и как оно туда попало], and who it belongs to [и кому оно принадлежит], and so on and further [и так далее, и тому подобное]. ”

“Bless me [Бог мой: «благослови меня»]!” said Thorin, “haven’t you got a map [разве вы не видели карты]? and didn’t you hear our song [и не слышали разве нашей песни]? and haven’t we been talking about all this for hours [и разве мы не разговаривали обо всем об этом, час за часом]?”

“All the same [и все таки], I should like it all plain and clear [я бы хотел иметь отчетливое и ясное представление], ” said he obstinately [сказал он упрямо], putting on his business manner [старая казаться очень деловым: «принимая свою деловую манеру поведения»] [usually reserved for people [обычно приберегаемую для тех людей; to reserve — откладывать, запасать] who tried to borrow money off him [которые пытались занять у него денег]], and doing his best [и стараясь изо всех сил] to appear wise and prudent and professional [выглядеть мудрым, и рассудительным, и профессиональным] and live up to Gandalf’s recommendation [и соответствовать рекомендациям Гэндальфа; to live up to smth. — быть достойным чего-либо, оправдать что-либо].

“Also I should like to know about risks [также я бы хотел знать о рисках], out — of-pocket expenses [о карманных расходах; out-of-pocket—уплаченный наличными; pocket—карман], time required [о времени, которое нам потребуется] and remuneration [и о сумме вознаграждения], and so forth [и так далее] ” — by which he meant [тем самым он имел в виду]: “What am I going to get out of it [что я получу из всего этого]? and am I going to come back alive [и вернусь ли я домой: «назад» живым]?”

“O very well [ну хорошо], ” said Thorin. “Long ago [давным-давно] in my grandfather Thror’s time [во времена моего деда Трора] our family was driven out of the far North [нашу семью выжили с дальнего Севера; to drive smb., out of a place — выгонять, вытеснять кого-либо откуда-либо], and came back [и /они/ вернулись] with all their wealth [со всем их богатством] and their tools [и их инструментами] to this Mountain on the map [к этой Горе, что на карте]. It had been discovered by my far ancestor, Thrain the Old [она была обнаружена /за долго до этого/ моим дальним предком, Старым Трейном], but now they mined [но теперь они вели горные работы] and they tunnelled [и прокладывали туннели] and they made huger halls [и они сделали еще большие залы] and greater workshops [и еще более огромные мастерские] — and in addition [и ко всему прочему; addition — прибавление] I believe they found a good deal of gold [я полагаю, что они нашли довольно много золота] and a great many jewels too [и очень много драгоценных камней к тому же]. Anyway they grew immensely rich and famous [в любом случае, они стали неимоверно богатыми и знаменитыми], and my grandfather was King under the Mountain again [и мой дед снова стал Королем под Горой] and treated with great reverence by the mortal men [и к нему относились с великим уважением все смертные люди], who lived to the South [которые жили к Югу], and were gradually spreading up the Running River [и которые постепенно расселялись вверх, до Реки Быстротечной; to spread — распространять, расстилать] as far as the valley overshadowed by the Mountain [до самой долины, на которую отбрасывала тень сама Гора].

They built the merry town of Dale there in those days [они построили там веселый город Дейл в те самые дни]. Kings used to send for our smiths [Короли бывало посылали за нашими мастерами; smith—кузнец, рабочийпо металлу], and reward even the least skilful most richly [и вознаграждали даже самых наименее искусных очень щедро; richly — богато, роскошно]. Fathers would beg us [отцы умоляли нас] to take their sons as apprentices [взять их сыновей подмастерьями], and pay us handsomely [и щедро платили нам], especially in food-supplies [особенно запасами продовольствия; food — еда, пища; supply — снабжение, поставка], which we never bothered to grow [которые мы никогда не утруждались выращивать] or find for ourselves [или собирать для себя]. Altogether those were good days for us [в общем, то были для нас добрые деньки], and the poorest of us [и даже самые беднейшие из нас] had money to spend and to lend [имели деньги, чтобы потратить или дать взаймы], and leisure to make beautiful things [и свободное время, чтобы изготавливать прекрасные вещицы] just for the fun of it [просто ради удовольствия; fun — веселье, забава, интерес], not to speak of [не говоря уже о] the most marvellous and magical toys [наиболее изумительных и волшебных игрушках], the like of which [подобия которым] is not to be found in the world now-a-days [нельзя найти в этой мире в наши дни]. So my grandfather’s halls [итак, залы моего деда] became full of armour and jewels [заполнились: «становились полными» доспехами и драгоценностями] and carvings and cups [и резными изделиями и чашами], and the toy-market of Dale [и рынок игрушек в Дейле] was the wonder of the North [считался чудом Севера].

“Undoubtedly that was what brought the dragon [без всякого сомнения, именно это и привлекло дракона; to bring [brought] — приносить, приводить]. Dragons steal gold and jewels, you know [драконы крадут золото и драгоценности, как вы знаете], from men and elves and dwarves [у людей, и эльфов, и гномов], wherever they can find them [везде, где они могут их найти]; and they guard their plunder [и они охраняют свою награбленную добычу] as long as they live [до самой смерти: «так долго, как они живут»] [which is practically forever [то есть, практически, вечно], unless they are killed [если только их не убивают]], and never enjoy a brass ring of it [и никогда не пользуются ни малейшей ее частью; brass ring — досл. латунное колечко]. Indeed they hardly know a good bit of work from a bad [на самом деле, они вряд ли отличат хорошее изделие от плохого; bit — кусок, частица], though they usually have a good notion [хотя у них обычно очень хорошее представление] of the current market value [о текущей рыночной стоимости]; and they can’t make a thing for themselves [и они сами-то своими руками и сделать ничего не могут], not even mend [даже не могут отремонтировать] a little loose scale [небольшую разболтавшуюся чешуйку; loose — свободный, несвязный] of their armour [в своей броне]. There were lots of dragons [много драконов было] in the North in those days [на Севере в те дни], and gold was probably getting scarce up there [и золото, может быть, становилось там редкостью], with the dwarves flying south [из-за того, что гномы улетали/спасались бегством на юг; to fly [flew, flown] — летать, нестись] or getting killed [или были убиты], and all the general waste and destruction [и из-за всего того всеобщего уничтожения и разрушений] that dragons make [которые производят драконы] going from bad to worse [становясь все хуже и хуже: «идя от плохого к худшему].

There was a most specially greedy [был там один, самый-самый, особенно жадный; greed — жадность], strong and wicked worm called Smaug [сильный и злобный змей по имени Смауг]. One day [однажды] he flew up into the air [поднялся: «взлетел» он в воздух] and came south [и направился на юг]. The first we heard of it [первое, что мы услышали /о нем/] was a noise like a hurricane coming from the North [это был шум, похожий на ураган, идущий с Севера], and the pine-trees on the Mountain [и сосны на Горе] creaking and cracking in the wind [скрипели и трещали на ветру]. Some of the dwarves who happened to be outside [некоторые гномы, так уж случилось, были на улице: «снаружи»] [I was one luckily [к счастью, я был одним из них] — a fine adventurous lad in those days [прекрасный, любящий приключения парень /был я/ в те дни] always wandering about [всегда бродящий /по окрестностям/] and it saved my life that day [и это-то и спасло мою жизнь в тот день]] — well, from a good way off [так вот, издалека] we saw the dragon [мы увидели, как дракон] settle on our mountain [устроился на нашей горе] in a spout of flame [весь в струях пламени; spout — струя, поток]. Then he came down the slopes [затем он двинулся вниз по склонам] and when he reached the woods [и когда он добрался до лесов] they all went up in fire [все они загорелись огнем]. By that time [к этому времени] all the bells were ringing in Dale [все колокола звонили в Дэйле] and the warriors were arming [и воины вооружались]. The dwarves rushed out [гномы бросились наружу] of their great gate [через свои главные ворота]; but there was the dragon [но там-то и был дракон] waiting for them [поджидающий их]. None escaped that way [никто не смог сбежать тем путем]. The river rushed up in steam [река быстро превратилась в пар; to rush — бросаться, мчаться] and a fog fell on Dale [и туман окутал Дейл; to fall [fell, fallen] — падать, опускаться], and in the fog the dragon came on them [и в этом тумане дракон обрушивался на них] and destroyed most of the warriors [и уничтожил большинство воинов] — the usual unhappy story [обычная печальная: «несчастливая» история], it was only too common in those days [это было более чем обычно в те дни: «она была только слишком обычной в те дни»].

Then he went back [затем он направился назад] and crept in through the Front Gate [и заполз /на Гору/ через Главные Ворота] and routed out all the halls [и уничтожил всех, кто был в залах; to rout — разбивать наголову, обращать в бегство], and lanes [и переулках], and tunnels [и туннелях], alleys [аллеях], cellars [подвалах], mansions [особняках] and passages [и проходах]. After that [после этого] there were no dwarves left alive inside [больше не осталось живых гномов внутри /Горы/], and he took all their wealth for himself [и он забрал себе все их богатство]. Probably [возможно], for that is the dragons’ way [из-за того, что именно так принято у драконов; way — зд. уклад, обычай, привычка], he has piled it all up [он сложил это все вместе] in a great heap [в огромную кучу] far inside [/где-то/ глубоко внутри /Горы/], and sleeps on it for a bed [и спит на ней, как на кровати]. Later he used to crawl out [позднее он бывало выползал] of the great gate [из главных ворот] and come by night to Dale [и добирался до ночам до Дейла], and carry away people [и уносил людей], especially maidens [особенно девиц], to eat [чтобы съесть их], until Dale was ruined [до тех пор, пока Дейл не превратился в руины], and all the people dead or gone [и все люди не вымерли или ушли]. What goes on there now [что происходит там сейчас] I don’t know for certain [я не знаю наверняка], but I don’t suppose [но я не думаю] anyone lives nearer to the Mountain [что кто-нибудь живет ближе к Горе] than the far edge [чем у дальнего края] of the Long Lake now-a-days [Длинного Озера в наши дни].

“The few of us [те немногие из нас] that were well outside [что были снаружи] sat and wept in hiding [сидели и рыдали в укрытии], and cursed Smaug [и проклинали Смауга]; and there we were unexpectedly joined [и там к нам неожиданно присоединились] by my father and my grandfather [мой отец и мой дед] with singed beards [с опаленными бородами]. They looked very grim [они выглядели очень мрачными/суровыми] but they said very little [но говорили они очень мало]. When I asked how they had got away [когда я спросил, как они выбрались], they told me to hold my tongue [они велели мне придержать мой язык], and said that one day in the proper time [и сказали, что однажды, в нужное время] I should know [я узнаю]. After that we went away [и после этого мы ушли], and we have had to earn our livings [и нам пришлось зарабатывать себе на жизнь; living — средства к существованию] as best we could [в меру своих сил] up and down the lands [по всем землям; up and down — вверх и вниз, туда и сюда, везде], often enough [достаточно часто] sinking as low as blacksmith-work [опускаясь так низко, чтобы заниматься ремеслом кузнеца] or even coalmining [или даже добычей угля; coal — уголь]. But we have never forgotten [но мы так никогда и не забыли] our stolen treasure [о нашем украденном сокровище]. And even now [и даже теперь], when I will allow [когда я признаю; to allow — позволять, допускать] we have a good bit laid by [что у нас отложено достаточно] and are not so badly off [и мы не так уж и плохо обеспечены] ” — here Thorin stroked the gold chain [при этих словах: «здесь» Торин погладил золотую цепь] round his neck [на: «вокруг» своей шее] — “we still mean to get it back [мы все еще хотим вернуть его; to mean — намереваться; подразумевать], and to bring our curses home to Smaug [и привести наши проклятия Смаугу в действие; to bring smth. home to smb. — втолковать кому-либо что-либо] — if we can [если мы сможем].

“I have often wondered [я частенько размышлял] about my father’s and my grandfather’s escape [о бегстве своего отца и деда]. I see now [теперь я вижу] they must have had a private Side-door [что, должно быть, у них был свой личный Черный Ход] which only they knew about [о котором только они и знали]. But apparently they made a map [но очевидно, что они сделали карту], and I should like to know [и мне хотелось бы узнать] how Gandalf got hold of it [как Гэндальфу удалось овладеть ей], and why it did not come down to me [и почему это она не перешла ко мне], the rightful heir [законному наследнику; right — право]. ”

“I did not ‘get hold of it, ’ [я вовсе не "овладел ею"] I was given it [мне ее передали], ” said the wizard [сказал волшебник]. “Your grandfather Thror was killed [ваш дед Трор был убит], you remember [как вы помните], in the mines of Moria [в копях Мории] by Azog the Goblin [Азогом Гоблином] —“

“Curse his name, yes [будь проклято его имя, да], ” said Thorin.

“And Thrain your father [и Трейн, ваш отец] went away on the twenty-first of April [ушел двадцать первого апреля], a hundred years ago [уж сто лет как тому назад] last Thursday [/как раз как исполнилось/ в прошлый четверг], and has never been seen by you since [и вы его больше не видели с тех пор] —“

“True, true [правда, правда], ” said Thorin.

“Well, your father gave me this [вот, ваш отец и передал это мне] to give to you [чтобы передать вам]; and if I have chosen [и если я избрал] my own time and way [время и способ по своему усмотрению: «свое собственное время и способ»] of handing it over [для передачи ее], you can hardly blame me [то вы вряд ли можете винить меня], considering the trouble [принимая во внимание те трудности] I had to find you [которые я испытал, чтобы найти вас]. Your father could not remember his own name [ваш отец не мог вспомнить своего собственного имени] when he gave me the paper [когда он отдал мне эту бумагу], and he never told me yours [и он вовсе не сказал мне вашего имени]; so on the whole [так что в общем и целом] I think [я думаю] I ought to be praised and thanked [меня бы следовало хвалить и благодарить]. Here it is [вот она], ” said he handing the map to Thorin [сказал он, вручая карту Торину].

“I don’t understand [я не понимаю], ” said Thorin, and Bilbo felt [и Бильбо почувствовал; to feel] he would have liked to say the same [что ему тоже захотелось бы сказать то же самое]. The explanation did not seem to explain [объяснение, как казалось, так ничего и не объяснило].

“Your grandfather [ваш дед], ” said the wizard slowly and grimly [сказал волшебник медленно и сурово], “gave the map to his son [отдал карту своему сыну] for safety [для сохранности; safe — надежный, безопасный] before he went to the mines of Moria [до того, как он ушел в копи Мории]. Your father went away [ваш отец ушел] to try his luck [чтобы попытать своего счастья] with the map [с этой самой картой] after your grandfather was killed [после того, как ваш дед был убит]; and lots of adventures [и множество приключений] of a most unpleasant sort he had [совершенно неприятного свойства перенес он], but he never got near the Mountain [но так никогда и не добрался близко к Горе]. How he got there I don’t know [как он попал туда, я не знаю], but I found him a prisoner [но я нашел его /в качестве/ заключенного; to find] in the dungeons of the Necromancer [в подземной тюрьме /колдуна/ Некроманта]. ”

“Whatever were you doing there [что же вы там делали]?” asked Thorin with a shudder [спросил Торин с содроганием], and all the dwarves shivered [и все гномы поежились].

“Never you mind [это мое дело]. I was finding things out [я /пытался/ разузнать кое-что], as usual [как обычно]; and a nasty dangerous business it was [и это было довольно отвратительным и опасным делом]. Even I, Gandalf, only just escaped [даже я, Гэндальф, еле-еле смог сбежать]. I tried to save your father [я пытался спасти вашего отца], but it was too late [но было уже слишком поздно]. He was witless and wandering [он был безумен и бредил; wit — ум, разум /чаще: wits/], and had forgotten almost everything [он позабыл почти что все] except the map and the key [кроме карты и ключа]. ”

“We have long ago paid the goblins of Moria [мы уже давно расквитались с гоблинами Мории; to pay [paid] — платить, выплачивать], ” said Thorin; “we must give a thought to the Necromancer [мы должны подумать о Некроманте]. ”

“Don’t be absurd [не будьте глупым; absurd — нелепый, абсурдный]! He is an enemy [он такой враг] quite beyond the powers [который совершенно не по силам: «за пределами возможностей»; power — мощь, энергия] of all the dwarves put together [всем гномам, собранным вместе], if they could all be collected again [если бы их можно было собрать снова] from the four corners of the world [со всех четырех сторон света: «углов мира»]. The one thing your father wished [единственное, чего хотел ваш отец] was for his son to read the map [так это то, чтобы его сын прочитал эту карту] and use the key [и воспользовался ключом]. The dragon and the Mountain [Дракон и Гора] are more than big enough tasks for you [это более чем достаточно большие задачи для вас]!”

“Hear, hear [правильно, правильно; to hear — слышать, слушать, зд. возглас, выражающий согласие с выступающим]!” said Bilbo, and accidentally said it aloud [и случайно он сказал это вслух].

“Hear what [правильно что]?” they all said [сказал все они] turning suddenly towards him [поворачиваясь внезапно к нему], and he was so flustered [и он был так взволнован] that he answered [что он ответил] “Hear what I have got to say [послушайте, что я имею сказать]!”

“What’s that [что такое]?” they asked [спросили они].

“Well, I should say [ну, я должен сказать] that you ought to go East [что вам следует отправиться на Восток] and have a look round [и осмотреться]. After all there is the Side-door [в конце-то концов, Черный Ход существует], and dragons must sleep sometimes [и драконы должны спать иногда], I suppose [я полагаю]. If you sit on the doorstep long enough [если сидишь у порога достаточно долго], I daresay [должен вам сказать] you will think of something [о чем-нибудь да подумаешь]. And well, don’t you know [ну и, не кажется ли вам], I think [я думаю] we have talked long enough [что мы проговорили достаточно долго] for one night [для одной ночи], if you see what I mean [если вы понимаете, что я имею в виду]. What about bed [как насчет того, чтобы лечь спать; bed — кровать, постель], and an early start [и рано отправиться /в путь/; early start — раннее начало, раннее отправление], and all that [и все такое]? I will give you a good breakfast [я вас накормлю плотным завтраком: «я дам вам хороший завтрак»] before you go [перед тем, как вы уйдете]. ”

“Before we go [перед тем, как мы все вместе уйдем], I suppose you mean [я полагаю, вы имеете в виду], ” said Thorin. “Aren’t you the burglar [разве вы не тот самый взломщик]? And isn’t sitting on the door-step your job [и разве сидеть у порога — это не ваша работа], not to speak of getting inside the door [не говоря уже о том, чтобы попасть внутрь /двери/]? But I agree about bed and breakfast [но я согласен насчет ночлега и завтрака]. I like eggs with my ham [мне нравится /съесть/ яичницу с ветчиной], when starting on a journey [когда я отправляюсь в путешествие]: fried not poached [жареную, а не пашот /cваренную в кипятке/; to poach — варить что бы то ни было на медленном огне], and mind you don’t break ‘em [и обратите внимание, чтобы не повредить глазки: «не разбить /желтки/»; tomind—возражать, тревожиться, остерегаться, ‘em = them]. ”

After all the others had ordered their breakfasts [после того, как все остальные заказали себе завтраки] without so much as a please [даже не сказав "пожалуйста"] [which annoyed Bilbo very much [что очень сильно раздосадовало Бильбо]], they all got up [все они поднялись; to get up]. The hobbit had to find room for them all [хоббиту пришлось найти место для каждого из них; room — комната, зал, пространство], and filled all his spare — rooms [он заполнил все свои комнаты для гостей; spare — запасной, лишний] and made beds [и застелил кровати] on chairs [и кресла] and sofas [и диваны], before he got them all stowed [до того, как он смог их всех уложить] and went to his own little bed [и отправился в свою собственную маленькую кроватку] very tired [очень усталый] and not altogether happy [и не совсем довольный].

One thing he did make his mind up about [одна вещь, по поводу которой он уже принял решение; mind — ум, настроение, намерение] was not to bother [была то, что /он/ не /собирался/ дать себе труд] to get up very early [встать очень рано] and cook everybody else’s wretched breakfast [чтобы сготовить все их несчастные = проклятые завтраки]. The Tookishness was wearing off [Туковщина потихоньку проходила; towearoff—стирать [ся], уничтожать], and he was not now quite so sure [и теперь он уже не был так уверен] that he was going on any journey [что он собирается в какое-нибудь путешествие] in the morning [утром]. As he lay in bed [когда он лежал в постели] he could hear Thorin still humming to himself [он мог слышать, как Торин все еще напевает себе; to hum — жужжать, рокотать; петь с закрытым ртом] in the best bedroom [в самой лучшей спальной комнате] next to him [/расположенной/ радом с ним]:

Far over the misty mountains cold [далеко, над холодом мглистых гор]

To dungeons deep and caverns old [в опасные глубокие и старые пещеры] We must away, ere break of day [мы должны уйти, до восхода солнца],

To find our long-forgotten gold [чтобы найти наше давно забытое золото].

Bilbo went to sleep [Бильбо заснул] with that in his ears [слушая это: «с этим в его ушах»], and it gave him [и это доставило ему] very uncomfortable dreams [очень тревожные сны]. It was long after the break of day [прошло уже много времени после восхода солнца], when he woke up [когда он проснулся; to wake up].